Следующие три пьесы из цикла П.И. Чайковского «Времена года» - «Июль», «Август», «Сентябрь» - авторы объединяют  в единое скерцо, рассматривая при этом само произведение как некую симфоническую форму...

Июль - "Песнь косаря":

"Раззудись, плечо Размахнись рука!

Ты пахни в лицо, Ветер с полудня!"

А.В.Кольцов

Михаил Казиник: «Наконец, мы приходим к двум другим летним месяцам – Июлю и Августу. И здесь Чайковский совсем уходит, как я говорю, от природы; он больше показывает какие-то трудовые дела, народные припевки, конкретные образы, далекие от проникновения в глубину человеческой души. Он дает нам жанровые сценки. Из них, пожалуй, самая простая – это Июль…»

Август - "Жатва":

"Люди семьями

Принялися жать,

Косить под корень

Рожь высокую!

В копны частые

Снопы сложены.

От возов всю ночь

Скрыпит музыка."

А.В.Кольцов

Михаил Казиник: «Июль – это форма и место скерцо. И, кстати, Август «Жатва» - это же тоже скерцо. Да ведь еще и тут, и там стихи Кольцова. <…> У меня ощущение здесь, что Август это, в общем-то, инфернальное скерцо. Может быть, со мной многие не согласятся. С одной стороны, народное, жатва, вроде бы все бесконфликтно, все красиво. Но у меня ощущение, что в этом бесконечном потоке («та-та-та, та-та-та, та-та-та, та-та-та») есть нечто инфернальное…»

Сентябрь - "Охота":

"Пора, пора! Рога трубят:

Псари в охотничьих уборах

Чем свет уж на конях сидят;

Борзые прыгают на сворах."

А.С.Пушкин

Михаил Казиник: «…Тогда становится ясно, как глубок Чайковский в своем строительстве оперы – этого цикла как балета, как формы. Когда вдруг неожиданно после тех объективных внутренних душевных начал появляется скерцо первое – открытое (Июль), второе – скрытое, страшное, тайное (Август). И потом выход из этого – как бы третий вариант скерцо – Сентябрь («Охота»)…»

Алексей Ботвинов: «…Все три эти летние пьесы – вместе они составляют замечательнейшее скерцо – скерцо этой самой фортепианной симфонии…»