Играя и слушая «Времена года», Михаил Казиник и Алексей Ботвинов проводят интересные параллели с музыкой Шумана в пьесе «Май» («Белые ночи») и разъясняют почему июньская «Баркарола» у Чайковского вовсе не «Баркарола» на самом деле…

Как уже говорилось, Чайковский сочинял свой цикл «Времена года» по заказу Николая Матвеевича Бернарда – редактора и владельца сверхпопулярного в те годы музыкального журнала «Нувеллист», за что получал довольно щедрый гонорар.  Нуждаясь в деньгах на тот период как никогда, композитор был исполнен самой искренней благодарности к своему заказчику, о чем не забывал упоминать едва ли не в каждом письме к нему. В одном из них он писал:

«Сегодня утром, а может быть и вчера еще Вам высланы по почте две первые пиэсы. Я не без некоторого страха препроводил их к Вам: боюсь, что Вам покажется длинно и скверно. Прошу Вас откровенно высказать Ваше мнение, чтобы я мог иметь в виду Ваши замечания при сочинении следующих пиэс. <...> Если Вы пожелаете пересочинения "Масленицы", то, пожалуйста, не церемоньтесь и будьте уверены, что к сроку, то есть к 15-му января, я Вам напишу другую. Вы платите мне такую страшную цену, что имеете полнейшее право требовать всяких изменений, дополнений, сокращений и пересочинений».

Смотря с позиции сегодняшнего дня, несложно рассудить, что если финансовая сторона и имела в свое время далеко не самое последнее значение, то свою актуальность она потеряла с тех самых пор, когда «Времена года» Чайковского вошли в золотой фонд русской музыкальной культуры.

Михаил Казиник: «Невозможно никакими деньгами оценить того, что совершено этими двенадцатью пьесами. Мы часто говорим о них как о хрестоматийных пьесах, о картинках родной природы, о связи с поэзией. Но мы не говорим о том, что это настоящая та творческая революция, которая заставила тысячи людей пересмотреть взгляд на домашнее музицирование…»

Май – "Белые ночи":

"Какая ночь! На всем какая нега!

Благодарю, родной полночный край!

Из царства льдов, из царства вьюг и снега

Как свеж и чист твой вылетает май!"

А.А.Фет

Алексей Ботвинов: «Мне кажется, что единственный композитор, который серьезно повлиял на фортепианную музыку Чайковского, был, конечно, Роберт Шуман. Хотя он никогда в этом не признавался, даже где-то ругал его. Но на самом деле влияние его колоссально. И в средней части пьесы «Май» («Белые ночи») это для меня – явная аллюзия на Шумана».

Июнь – "Баркарола":

"Выйдем на берег, там волны

Ноги нам будут лобзать,

Звезды с таинственной грустью

Будут над нами сиять"

А.Н.Плещеев

Михаил Казиник: «Моя задача сейчас сделать все, чтобы мы очистили эту всеми любимую «Баркаролу» от традиционных наслоений. Мы показали бы, что это – история любви, а не прогулка по воде. И кульминация здесь – это не какая-то буря, как обычно говорят нам. Речь идет об одном из самых великих любовных дуэтов, любовных описаний в мировой музыкальной культуре. Послушайте – это так! И вы очиститесь через «Баркаролу», потому что в центре – в Июне – стоит идея зрелой чуткой любви».