Цикл «Музыкальные династии» посвящен музыкантам, каждый из которых – яркая персона, уникальная личность. При этом всех их связывают прочные невидимые нити, которые позволяют говорить о русской скрипичной школе, родоначальником которой выступил Леопольд Семенович Ауэр. Уроженец маленького венгерского городка, родившийся в бедной еврейской семье, он не просто обрел в России вторую родину, но годы и десятилетия трудился во славу российского исполнительского искусства. Он играл соло, в ансамблях, оркестрах, дирижировал, сочинял, преподавал… Он с гастролями объехал едва ли не всю Россию. Впрочем, как только он покидал ее пределы, все газеты разражались восхищенными откликами на игру русского музыканта. После его выступления в Амстердаме писали: "Русский, и притом в единственном числе, выиграл сражение, взявши в плен не менее 2000 плен­ных. Что еще более поразительно, это отсутствие раненых и убитых, – шутил рецензент. – Оружием был Страдивариус, место боя — „Дворец искусств и наук“, пленные – большей частью женщины. Победителем явился господин Ауэр".

В хрестоматийном труде Леопольда Ауэра «Моя школа игры на скрипке» есть замечательная глава под названием «Нервы». «Я сам, со времени моей ранней молодости до самых последних эстрадных выступлений, – пишет автор, – всегда очень нервничал, появляясь перед публикой, и эта нервозность не покидала меня до тех пор, пока я бывало не сыграю первого номера программы». Далее Леопольд Семенович рассказывает о своих учениках, описывая их недетскую выдержку. Миша Эльман, Яша Хейфец, Тоша Зайдель, Ефрем Цимбалист и, наконец, Эдди Браун, который, по словам Ауэра, знает об «эстрадной болезни» только понаслышке.

Эльман, Хейфец, Зайдель, Цимбалист, которых зачатую называют американскими скрипачами – все они были родом из России, а вот Браун, наоборот, был американцем по рождению. Он родился в Чикаго. Отец – портной и скрипач-любитель из Австрии, мать – русская. У себя на родине Браун начал заниматься на скрипке, но через некоторое время перебрался в Европу. В 1909-м году 14-летний Браун дебютирует в Альберт-Холле, исполняя концерт Бетховена. «После этого я решил учиться у Ауэра», – вспоминал скрипач. Шесть ярких лет прошли в Санкт-Петербурге.

Интересно, что Браун не только заслужил право называться известным скрипачом, но прославился продвижением классической музыки на американском радио. Он стоял у истоков Нью-Йоркского радио классической музыки. В поздние годы он также преподавал, продолжая дело своего великого учителя, Ауэра. Как и многие другие ученики Ауэра, Эдди Браун оставил небольшие комментарии об "ауэровском" методе: «Темпераментный учитель, Ауэр буквально вытаскивал из своего ученика все возможное, пробуждая скрытые силы, о которых тот даже не подозревал».