По словам Яши Хейфеца, Ауэра боялись: «Я помню одного беднягу, – вспоминал Хейфец, – старавшегося сыграть концерт. – Профессор Ауэр, с глазами прикованными к лицу жертвы, сидел на некотором расстоянии верхом на стуле. Скверная нота слетела со смычка нервного юного музыканта. Ауэр нахмурился и придвинул свой стул немного ближе. Неудачник, загипнотизированный сверкающими глазами Ауэра, играл все хуже. Роковой стул подвигался все ближе. Вдруг рука Ауэра  рванулась вперед и ударила  ученика в локоть. Поломанный смычок взлетел в воздух, скрипка рухнула на пол. Да, профессор Ауэр разбил в то время довольно много скрипок и смычков, но он всегда впоследствии сожалел об этом и покупал лучшие инструменты для обожающих его учеников».

Яша Хейфец, один из величайших учеников Ауэра если не самый великий, по завершении исполнительской карьеры тоже начал преподавать. Один забавный эпизод из его практики пересказывает Арнольд Стайнхардт, первая скрипка квартета Гварнери, которого также можно отнести к династии Ауэра. Так вот, Стайнхард рассказывает о случайной встрече с неким Сэмом. Как-то раз Сэм принес  Хейфецу на урок "Поэму" Шоссона. Он приготовился сыграть романтическое полотно со всем вдохновением, на которое только был способен, но дальше первой ноты дело не пошло. Сэм взял ноту и попытался сделать на ней diminuendo. Хейфец постучал по столу карандашом и попросил повторить ноту. Вторая попытка, и тот же результат! Нота была сыграна раз двадцать! Хейфец останавливал и просил повторить, но не говорил, что же нужно при этом поменять. Сэм пытался играть громче, мягче, длиннее, короче, интенсивнее вибрировать. Так прошел весь урок. Сэм в ярости выскочил из класса, убежденный в том, что Хейфец – худший на свете учитель. Он долгие годы не мог выбросить из головы этот досадный случай, как вдруг не столько понял, сколько почувствовал: Хейфец учил его творить, а не копировать, и потому Хейфец – великий учитель.