Музыка, которая вернулась

Михаил Казиник и Алексей Ботвинов продолжают свое путешествие в космосе Баха, а именно среди двадцати четырех прелюдий и фуг первого тома «Хорошо темперированного клавира»...

Продолжение беседы Михаила Казиника и Алексея Ботвинова о необъятном творчестве Иоганна Себастьяна Баха, о космосе, о смерти и бессмертии… «Хорошо темперированный клавир» музыканты рассматривают как энциклопедию человеческой жизни, начиная с Ветхого завета…

Разговор Михаила Казиника и Алексея Ботвинова начинается рассуждениями о космогонии Микеланджело в его Сикстинской капелле, а продолжение находит в «Хорошо темперированном клавире» Иоганна Себастьяна Баха…

Очередной парадоксальный рывок делают в своем концерте-встрече Михаил Казиник и Алексей Ботвинов. Продолжая рассуждать о фортепианной миниатюре, они совершают неожиданный переход от музыки Баха и Моцарта к музыке  Прокофьева, а затем, так же неожиданно, возвращаются к музыке романтиков в лице Ференца Листа.

В программе – продолжение разговора о фортепианной миниатюре. Михаил Казиник поднимает вопрос, почему в «Музыкальных встречах» соотношение музыки и слова так непропорционально? Чтобы разобраться в этом, необходимо определить место музыки для человека сегодня...

Михаилу Казинику не раз приходилось повторять, что "Неоконченная симфония" Шуберта – не последняя его симфония. Композитор не мог дописать ее, потому что он был подлинным романтиком.

Сергей Рахманинов – в мире нет второго такого композитора, о творчестве которого так расходились бы взгляды любителей музыки и профессионалов. В то время, как одни видели в творчестве Рахманинова идею музыки, как таковой, последние обвиняли его в «несовременности и отсталости». Почему так случилось?..

По словам Михаила Казиника, Прелюдия №15 ре-бемоль-мажор Фредерика Шопена – это «один из самых больших сюрпризов, который только может предложить гениальная классическая музыка слушателю». О том, что он этим хотел сказать, они вместе с Алексеем Ботвиновым пытаются разъяснить музыкально-наглядно…

Очередной концерт-встреча Михаила Казиника и Алексея Ботвинова открывает небольшой цикл передач, посвященных фортепианной миниатюре. В течение трех программ будет звучать музыка лучших мастеров жанра...

Фантазия До-минор Вольфганга Амадея Моцарта – чего в ней больше: тишины или звуков, автобиографии или посвящения, света или тьмы, хаоса или гармонии?..  О том, когда пауза – самая красивая музыка, а повторение мотива подобно разрушению…

Михаил Казиник

Архив

Слушать его можно бесконечно. Он по-иному трактует привычные вещи и переворачивает  вверх тормашками прописные истины. Он – Михаил Казиник – философ, музыковед, педагог, скрипач, пианист, радио- и телеведущий, острослов.  Михаил Казиник в цикле передач раскроет перед слушателями радио «Орфей» свое понимание эффекта Баха, Моцарта, Бетховена, Шуберта, Грига.


Раиль Кунафин: Михаил Казиник и его Слово