«Нет ничего радостнее, веселее, остроумнее и смешнее, чем большая часть мировой классической музыки», – убежден Михаил Казиник. Взять, к примеру, Моцарта – здесь уже речь идет не просто о юморе, а часто о зашкаливающей радости. Моцарт не умел писать второсортно, потому что «чувство гармонии было закодировано во всем, что он делал»…

Михаил Казиник: «Нередко на удочку Моцарта попадаются любители поиграть на фортепиано. Овладев баховской прелюдией и бетховенской «Лунной сонатой», они начинают искать, чтобы такого “лёгкого” сыграть у Моцарта. Перелистывают все сонаты Моцарта, и вдруг – «О!» – на ловца и зверь бежит. Соната до мажор – ни одного знака при ключе, да к тому же рукой самого Моцарта подписано “Лёгкая”. Вот она! Человек садится, начинает играть и через несколько дней понимает, как горько подшутил над ним Моцарт. А потом еще выясняется, что у этой сонаты меньше записей, чем у всех остальных. Почему? Да потому что нет ничего страшнее моцартовской “Лёгкой” сонаты».

Вас ждет встреча с музыкой, «которая так проста, так лаконична и естественна, так по-моцартовски красива, и так невероятно трудна в интерпретации»…

 Ранее по теме: Вивальди – праздник Бахуса и птички