Илзе Лиепа завершает свой рассказ о выдающейся женщине русского балетного искусства – Брониславе Фоминичне Нижинской. Начиная с 1920 года в прошлом балерина Императорского Мариинского театра и знаменитого «Русского балета» Сергея Дягилева всецело посвящает себя балетмейстерству. Этому делу она отдала почти полвека своей жизни и оказала громадное влияние на развитие новейшей мировой хореографии…

Сегодня имя Брониславы Нижинской по праву входит в число наиболее выдающихся и значимых хореографов ХХ столетия. А ее балетмейстерский дебют состоялся в 1916 году на концерте в Петербургском народном доме, где двадцатипятилетняя Нижинская впервые показала свою хореографию. Это были номера «Осенняя песня» и «Кукла», которые она исполнила вместе с первым мужем, танцовщиком Александром Кочетовским.

Илзе Лиепа: «Семь лет, проведенные в России в предреволюционном Петербурге, оказались для последующей творческой жизни Брониславы Нижинской необычайно важными. Как ни странно, эти политически неспокойные годы ознаменовались невероятным взлетом культурной жизни Москвы и Санкт-Петербурга. Город бурлил: создавались новые творческие мастерские, новые направления во всех жанрах искусства. Впитывая всю эту творческую атмосферу, Нижинская вырабатывала свой собственный стиль. От природы она была наделена сильным, волевым характером, и это было ее поддержкой, потому что по жизни ей пришлось вынести на своих плечах очень многое. Как говорится, характер – это судьба человека, и ее характер сделал ее судьбу. В ней всегда чувствовалась уверенность в себе, твердость в принятии решений и душевная выносливость. В то время приходилось в буквальном смысле бороться за выживание – это были голодные и холодные годы, проведенные вдали от всего того, что ей было близко и дорого, той творческой атмосферы, которую она так полюбила, работая в антрепризе Дягилева. Но тогда была юность и беззаботность, а сейчас – совсем другое время…»

Итак, за окнами 1915 год, в Петербурге неспокойно. Нижинская с мужем и дочерью уезжает в Киев, где создает школу движения, главной идеей которой было то, чтобы готовить танцовщиков для инновационной хореографии Вацлава Нижинского. Она еще не знает, что брат неизлечимо болен.

Лишь в 1921 году Брониславе удалось уехать в Париж, к Дягилеву, который поверил в балетмейстерские возможности Нижинской.

Илзе Лиепа: «Несмотря на свою обиду и разрыв с Вацлавом, Дягилев всегда ценил Брониславу как артистку и как личность. К тому же в то время ему был необходим русский хореограф, иначе терял смысл название «Русский балет». Зная, что Бронислава пробует себя в качестве постановщика, он жаждет увидеть, что же она из себя представляет. Она ему нужна… А когда Дягилеву кто-то нужен, он способен добиться этого любыми способами…»

Она вернулась к Дягилеву, но уже совершенно иным человеком – со своим непоколебимым пониманием балетного театра, репертуарной политики и того, как должна выглядеть антреприза. К тому же она убеждает Дягилева пригласить в труппу учеников ее школы, среди них оказывается и Серж Лифарь, который вскоре станет новым премьером «Русского балета».

Вплоть до 1924 года Нижинская оставалась основным постановщиком в «Русском балете» и была единственной женщиной-хореографом у Дягилева. Здесь в 1923 году она создает свой главный шедевр – балет «Свадебка» на музыку Игоря Стравинского…