После того, как Вацлав Нижинский и его сестра Бронислава почти единовременно покинули Мариинский театр, они присоединяются к новой труппе Сергея Дягилява. С этих пор начинается головокружительная карьера Вацлава в «Русских сезонах» и невероятный творческий взлет танцовщицы Брониславы Нижинской…

С «Русским балетом» Сергея Дягилева они отправляются в Монте-Карло, и здесь, на лазурном берегу среди изысканной французской публики в окружении пальм, синего моря и красивых особняков, начинается удивительный чистый роман между юной Брониславой Нижинской и Фёдором Шаляпиным.

Шаляпин обратил на нее внимание во время спектакля «Шехерезада», где она танцевала партию Одалиски. Любопытно, что мизансцену, которая впечатлила великого баса, Бронислава придумала сама. «Если уж сам Шаляпин выделил меня из толпы артистов, значит, мне удалось чего-то достигнуть», – записала она в дневнике.

Пожалуй, это был один из самых счастливых периодов ее молодой жизни: горячая влюбленность, изобилие интересной работы, насыщенная сценическая жизнь и большие перспективы на будущее. В ее дневнике есть запись: «Как хорошо в Монте-Карло весной: театр, работа, Шаляпин рядом…»

Так получалось, что если в Мариинке, будучи корифейкой – имея право исполнять сольные вариации – она танцевала десять раз в сезон, то здесь в труппе «Русского балета», она танцевала четыре-пять раз в неделю. В своем дневнике Бронислава писала: «Даже совсем маленькая партия становится для меня достижением. Я танцую изо всех сил, стараюсь выступить как можно лучше, даже если стою в кордебалете…».

Работа продолжается… Фокин ставит новые спектакли и задействует Брониславу в своей новой постановке «Нарцисс» в партии Вакханки. Она танцует Таор в «Клеопатре», в которой некогда выходила сама Анна Павлова, в премьерных спектаклях «Петрушки» в Париже исполняет сольную партию Танцовщицы. А уже в следующем сезоне в «Петрушке» она танцует вместе с братом одну из центровых партий – Балерины, подменяя не успевшую к открытию Карсавину. В Париже и Лондоне она также танцет в новом балете «Синий бог». Она с наслаждением смотрит на своего брата, который выходит в дивном костюме Бакста. А сама танцует Танец опьяненной Баядерки.

Вскоре следует скандальный «Послеполуденный отдых фавна», в котором Бронислава танцует Нимфу.

Илзе Лиепа: «Это тот самый спектакль, при создании которого она неизменно была рядом со своим братом, на которую он лепил свою новую невероятную хореографию, преодолевая сопротивление артисток. Как было невообразимо тяжело заставить балерин, выученных по академической системе, встать в не выворотные позиции – изображать барельефные танцы. Это требовало мучительных репетиций. Но вместе с тем это было начало новой эстетики, которую потом хореограф Нижинский продолжит в «Весне священной». А затем эту революционную хореографию подхватит и Бронислава, продолжая то дело, которое начал Вацлав…»

На неё же Нижинский в 1913 году ставил и роль Избранницы в «Весне священной». Однако этому так и не суждено было случиться: Бронислава ждала ребенка и не могла выйти на сцену в премьере. «Броня, ты предала искусство!» – услышала она от брата. Им впервые пришлось разделиться: Бронислава уезжает в Петербург, а брат отправляется в ту самую поездку в Америку, из которой он вернется уже женатым человеком.  

Илзе Лиепа: «Именно с этого момента начинается трагический период в жизни Нижинского, и происходит все это тогда, когда брат и сестра расстались. Может быть, в этом тоже заключается некий мистический знак судьбы…»

После женитьбы Нижинского Дягилев разрывает с ним контракт, что стало для танцовщика непреодолимым потрясением. Никто не думал, что подобное может произойти – казалось, Нижинский был незаменим. Бронислава тут же кидается на помощь брату, однако трагическая развязка уже неизбежна…