Какие обязанности у главного дирижера Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко? Может ли он влиять на репертуарную политику? Ольга Сирота продолжает разговор с Феликсом Коробовым, главным дирижером театра на Большой Дмитровке. 

В современном внутритеатральном оперном процессе кипят нешуточные страсти. Каждый борется за влияние и право быть главным. Причем в последнее время все чаще лидирующие позиции на этом поприще занимают менеджеры. Они сейчас знают ответы на все вопросы – и в том, что касается репертуара, и в том, что касается тех, кто его будет исполнять, и, конечно же, в том, что касается кассы.

«Но у нас в театре пять художественных руководителей, и мы все работаем, как команда», – заявляет Феликс Коробов. «Когда необходимо принять какое-то решение, – продолжает дирижер, – неважно, касается ли это репертуара, назначения солистов или каких-то внутренних дел – мы все собираемся, закрываем дверь и разговариваем. Задача каждого убедить друг друга в своей правоте до тех пор, пока не будет принято общее решение. Как только таковое решение найдено, даже если твое мнение отличается, но тебя убедили, все начинают работать на реализацию этого общего решения. Мне кажется, что это и есть идеальная схема работы!». 

Оглядываясь на реалии современной жизни, звучит столь же радужно, сколь и неправдоподобно. Действительно ли возможна командная работа в театре, где каждый мнит себя творческой единицей? Или приятные исключения из правил всё-таки существуют?