В проекте «Overtime» продолжается юбилейный цикл программ «Портрет на фоне мифа» к 100-летию со дня рождения Тихона Николаевича Хренникова. Эксперт цикла – независимый историк и архивист, доктор философских наук Леонид Максименков. В центре внимания – общественная деятельность Тихона Хренникова на посту руководителя Союза композиторов СССР...

Леонид Максименков: «Итак, Хренников… В 1939 году появляется его опера «В бурю». В 1940-м решением Сталина его лично вписывают в состав комитета по празднованию 100-летия со дня рождения Чайковского, куда не попадают ни Шостакович, ни Прокофьев. И, наконец, как говорится, “из всех искусств для нас важнейшим является кино” – роль Хренникова, как кинокомпозитора, также нельзя преуменьшать: Сталин любил фильмы, к которым Хренников написал музыку, и где он фактически был соавтором («Свинарка и пастух», «В шесть часов вечера после войны» и др.). Вы меня спрашиваете, как Хренников в 1948 году вот так из ниоткуда оказался на посту Генерального секретаря Союза композиторов СССР? Я вам объясняю, что это было закономерно…».

Хренникова ругали почти всю его столетнюю жизнь. Ему вменяют в вину то, что в возрасте тридцати четырех лет он возглавил Союз композиторов и пробыл на этом посту сорок три года. Его корят совещанием по вопросам советской музыки в ЦК и пинают пресловутым постановлением ЦК от 10 февраля 1948-го «Об опере «Великая дружба» В. Мурадели».

Леонид Максименков: «О самом постановлении защищаются докторские диссертации и пишутся монографии. По сути же дела тот документ был мертворожденным. Сравнивать судьбы так называемых композиторов-формалистов (Мурадели, Мясковский, Попов, Прокофьев, Хачатурян, Шостакович) с трагедией Ахматовой и Зощенко, по меньшей мере, некорректно. По черновикам и подготовительным запискам к постановлению видно, что первоначально имелись в виду не композиторы-«формалисты», а прежде всего музыковеды-«космополиты». Особенно те, кто, сидя в правительственных и полуправительственных кабинетах (Всесоюзное общество культурной связи с заграницей, Комитет по делам искусств, Радиокомитет, издательства, редакции газет) и получая солидные зарплаты, занимались популяризаторством современной западной музыки…» (Из статьи для газеты «Культура»).

Вы узнаете, каким образом были связаны между собой знаменитое постановление и назначение Хренникова на пост генерального секретаря Союза композиторов, какое отношение к этому имели аферы с музфондовской кассой, и почему государство объявило курс на текстовую музыку. А также – кто принимал участие в написании Постановления «Об опере “Великая дружба”», какую роль в этом процессе сыграл крупнейший советский музыковед Борис Ярустовский и какие решения были вне компетенции Тихона Хренникова. Наконец, каким образом громкое постановление отразилось на судьбах музыкальных деятелей, как случилось, что главные фигуранты “дела” практически не пострадали, и почему никто не захотел завершить “проект Жданова”.

Рассказывает историк и архивист Леонид Максименков…

Повтор программы от 5 июля 2013 года