В Британии существует закон, который запрещает входить в здание Парламента в рыцарских доспехах. Появился он в начале XIV века, и до сих пор его никто не отменял…

В Британии существует закон, который запрещает входить в здание Парламента в рыцарских доспехах. Появился он в начале XIV века, и до сих пор его никто не отменял…

Британцы любят свое прошлое. Это факт. Они не скрывают, наоборот, гордятся этим. Они – хранители. Поэтому на улицах стоят телефонные будки, которым сто лет. И именно поэтому из свода законов никто не собирается убирать вековые статьи, некоторые из которых насчитывают по 700 лет. И эти будки, и эти законы – не просто история, это частичка культуры. А культура – это связь времен, та единственная ниточка, которая объединяет прошлое с настоящим.

Сегодня мы снова говорим о культуре – не о британской, конечно же, а о нашей – российской, – и о том, как государство собирается ее сохранять и поддерживать. Крупным планом в программе «Overtime» – проект нового закона «О культуре». Уже несколько месяцев мы в эфире радиостанции «Орфей» обсуждаем этот документ. К нам приходили самые разные люди, и много чего рассказывали. Отдельное спасибо слушателям, которые обсуждают эту тему на нашем форуме

Словом, к сегодняшнему дню набралось немало предложений относительно законопроекта: конкретных, абстрактных, грамотных и не очень, серьезных и даже глумливых. Из них я отобрала, как мне показалось, самые важные. А в этой работе мне помогали два человека –  профессиональные юристы, которые в свое время имели отношение к законотворчеству. Это – юрист Союза композиторов России Ольга Борисовна Воинова и Заслуженный юрист России Николай Александрович Хаванский. Именно они помогли перевести предложения и замечания с обычного русского языка на язык юридический: с соответствующими терминами, обоснованиями и доказательной базой. Эти люди не обязаны были мне помогать и тратить свое время. Но они это сделали, и большое им за это спасибо – в одиночку я бы, конечно, не справилась. 

В результате этой работы появился пакет предложений, который мы отправим в Думу и в Общественную палату. С этим документом можно будет ознакомиться впоследствии на нашем сайте. Затем пройдет круглый стол, после чего, наверняка, появятся еще какие-то замечания, которые также будут добавлены в наш пакет предложений.

Сегодня я попытаюсь пересказать основные положения нашего документа. Лирических отступлений в этом документе, естественно, нет. Кроме того – вы услышите результаты опроса «Что такое культура»? Из двух определений нужно выбрать лучшее. Это анкетирование проводит Союз композиторов России и Благотворительный фонд Юргенсона. Вы первыми узнаете, что же думает по этому поводу народ.

mp3-файл

Итак, наши предложения к законопроекту. Как мы знаем, самый главный вопрос – это вопрос финансирования культуры. В нынешнем законопроекте не прописаны источники финансирования. Скажем, в других странах, к примеру – Канаде или Эстонии – это налоги на винно-водочную продукцию, во Франции – доходы от туризма. Благодаря этому проблем с финансированием у них нет. Не прописаны у нас и проценты от ВВП – сколько выделять на культуру. Министр Александр Авдеев сказал, что необходимо около 200 млрд. рублей в год, а мы по факту в этом году имеем – 86 млрд., а через три года и того меньше – 83 млрд. Это уже настораживает. Но когда знакомишься с документом под названием «Финансово-экономическое обоснование», то удивляешься еще больше: в первых строках здесь прописано, что никакого дополнительного финансирования законопроект «О культуре» не потребует.

Неужели, с нашей культурой настолько все хорошо? Не очень хорошо, поэтому основной мессэдж законопроекта – государство культуру не содержит, а поддерживает.

А кто же тогда должен инвестировать в культуру? Бизнес. Здесь, надо сказать, мы в русле европейских течений. Дело в том, что в Европе почти все государства культуру, как правило, патронируют, но в последние десятилетия часть бремени перекладывают на плечи бизнеса. И делают это с помощью грамотных законов. Пример берут с США: еще 200 лет назад Америка отказалась от государственной поддержки культуры и искусства, и за это время наработала большой опыт. Например, на чьи деньги был построен Карнеги-холл? Помните? А кто заплатил гонорар Чайковскому? Гонорар, к слову сказать, был таков, что Петр Ильич решился переплыть океан, чтобы продирижировать на открытии Карнеги-холла. Настолько это было финансово привлекательно. Государство же во всю эту историю не вложило ни цента. А дальше хозяин зала – Эндрю Карнеги – зал, что называется, «раскрутил» и сдавал в аренду любому, но за большие деньги.

Сегодня уже не так – сегодня плохой исполнитель ни за какие деньги на сцену Карнеги-холла  не попадет. Наоборот, выступление в этом зале – своего рода сертификат высочайшего качества. Но не забывайте – государство шлифовало систему налоговых льгот, законов, формировало общественное мнение, создавало условия, чтобы культура и искусство развивалось. На это ушло 200 лет. А что у нас? Возьмем лучший музей страны – петербургский Эрмитаж. Сам он зарабатывает 20% от всех денег, включая билеты, реставрацию, спецпрограммы, выставки. Еще 10-20% – дают меценаты. А основные деньги – 60-70% – это деньги государства. Уберите их, и что будет с Эрмитажем – лучшим и самым богатым музеем страны? А что тогда говорить про другие музеи, театры, оркестры, филармонии?..

Где выход? Законопроект на этот вопрос ответа не дает. Есть только ссылка на закон о меценатах? Но меценаты – это только часть большой системы. А начало начал – это стратегия культурной политики. Без этой стратегии бессмысленно писать базовый закон, который определяет развитие на десятилетия вперед. Мы должны знать, куда идем. Иначе – латание дыр, что, собственно, и происходит.

Итак, пункт первый наших предложений – выработать стратегию культурной политики.

***

Я продолжаю разговор о новом законопроекте «О культуре» и пакете предложений, который мы подготовили после обсуждений.

Пункт второй – определение культуры.

Открываю законопроект: «Культура – это совокупность присущих обществу или социальной группе отличительных признаков, ценностей, традиций и верований, находящих выражение в образе жизни и искусстве».

То есть культура – это сумма внешних признаков: религиозных, социальных, этнических. А как же быть с наукой и философией? Они вне перечисленного, а значит, к культуре никакого отношения не имеют (?). Понятно, откуда эта формулировка. Где-то в начале 80-х в Мексике ЮНЕСКО сформулировало новое на тот момент понимание культуры – то самое, которое только что было озвучено. Но никто не заставлял брать его за основу у нас, да еще спустя столько времени. Ведь жизнь-то изменилась. И сейчас определение культуры должно быть иным. Я убеждена в том, что каждое поколение вносит что-то свое в понятие культуры. Каким именно оно должно быть сейчас – я не знаю. Но знаю одно – не арифметическим.

По этому поводу Союзе композиторов России и Благотворительный фонд Юргенсона разослали анкеты «Ваше определение культуры». Что ответил народ, мы с вами узнаем прямо сейчас.

Борис Петрович Юргенсон, ответственный секретарь Союза композиторов России, прямой потомок Юргенсона (правнук) и руководитель Фонда имени Юргенсона: Надо сказать, что в анкете, касающейся закона «О культуре» мы дали очень простые вопросы и в очень небольшом количестве. Первый вопрос касался отношения опрашиваемых нами людей к определению культуры. На выбор предлагалось несколько определений: из нынешнего закона «О культуре», Большой советской энциклопедии и определение, которое придумал и составил музыковед и доктор искусствоведения Рауф Фархадов. Второй вопрос звучал следующим образом: «Какие бы три действия вы бы совершили для поддержки отечественной культуры в первую очередь, если бы сами были президентом России»?

- И что же мы имеем на сегодняшний день?..

Б.Ю.: Прежде всего, интересно то, что в нашем опросе приняли участие люди самых разных возрастов – от студентов до маститых профессоров и лауреатов государственных премий…

- Насколько я знаю, в вашей анкете не было необходимости указывать свой возраст?

Б.Ю.: Я это говорю к тому, чтобы подчеркнуть широкий спектр опрашиваемых нами людей. Хотя, конечно, в основном было больше музыковедов. Ну, это естественно – люди более склонные к обобщениям и всевозможным формулировкам. Но были также и композиторы, и музыканты. По географии тоже – это не только Москва и Санкт-Петербург, но также Екатеринбург и Новосибирск.

На сегодняшний день пока что трудно делать какие-либо статистические обобщения. Но главное заключается в том, что почти все опрашиваемые категорически не приемлют то, определение, которое дано в законе «О культуре». Надо сказать, что в этом случае многие склоняются к тому, что лучше было бы взять определение из Большой советской энциклопедии – там оно, по крайней мере, описано более внятно. И, наконец, из нашего контингента многие пришли к тому выводу, что то, определение, которое придумал Рауф Фархадов (я его немного подредактировал) – самое краткое, и в то же время определяющее не только состояние, но и вектор деятельности. Позвольте, я вам его озвучу: «Культура – это совокупность материальных, духовных и творческих достижений человечества, определяющая мировоззрение и вектор деятельности личности и общества». Можно спорить о том, насколько это определение подходит для закона. Но, на мой взгляд, определение весьма краткое, что от него и требуется, и в то же время дающее развитие – а зачем нужна культура – без нее не бывает мировоззрения. Как сказала профессиональная участница ваших дебатов – соавтор закона «О культуре» Елена Драпеко, «культура определяет смыслы». Это очень важная мысль.

- Борис Петрович, скажите, а Вы не возражаете, если это определение мы опубликуем у нас на форуме, чтобы наши пользователи также могли присоединиться к этой дискуссии?

Б.Ю.: С удовольствием. Тут есть еще один момент, который опытный музыковед Фархадов сразу отметил. Когда я ему предложил, чтобы люди тоже делились своими вариантами касательно определения культуры, он мне ответил: «Знаешь, это будет не очень профессионально». И действительно, некоторые люди присылали нам свои предложения – как правило, там просто некоторые слова переставлены местами, а сами определения расширены в абсолютно ненужном смысле.

- Борис Петрович, я тогда предлагаю следующий вариант: мы на нашем форуме опубликуем оба предложения – ваше и то, которое есть в законопроекте, а пользователи проголосуют, и те из них, кто захочет, предложат свои варианты.

Б.Ю.: Да, конечно, давайте так и сделаем.

***

Ну что же, вы только что сами слышали, о чем мы договорились с Борисом Петровичем. На нашем сайте мы повесим два определения культуры. Ваше дело – выбрать лучшее. Голосуйте! Потому что мне кажется, что такое культура, должен решать не узкий круг специалистов, как это было получилось с разработкой нынешнего законопроекта, – пускай народ над этим задумывается. Благо, что и площадка для такого обсуждения у нас есть – радио «Орфей», и возможности, и желание, и даже опыт кое-какой появился.  Нужно только, чтобы где-то наверху нас услышали и поняли – работать по старым схемам сегодня уже не получается.

***

Вы слушаете программу «Overtime». В студии Ольга Сирота, и сегодня мы подводим итоги обсуждений законопроекта «О культуре».

Итак, мы определили, что такое культура. Следующий шаг – признание приоритетной роли культуры, и в чем конкретно выражается этот самый приоритет.

В документе мы имеем лишь общие слова – культура должна играть большую роль. И, в общем-то, всё. Но, простите, откуда же появится приоритет, если у разработчиков не было перед глазами стратегии культурной политики – всё начинается оттуда.

Пункт четвертый – интеграция культуры и бизнеса.

Интеграция – это не только законы и налоговые льготы, интеграция – это еще инвестиции, с одной стороны, и профессиональные менеджеры – с другой. С этим у нас как раз проблемы. Я говорила с одним бизнесменом – известным, богатым, мудрым. Он занимается и благотворительностью, и инвестициями в культуру. Занимается довольно давно – около десяти лет. Он согласен, что для бизнеса наше культурное поле – огромное и не паханное – просто целина. Но ни один из его культурных проектов не принес ему дивидендов. Так что интеграция культуры и бизнеса – это огромная программа, которая помимо прочего должна включать и подготовку управленцев. Этим специальностям нужно обучать в творческих вузах. В консерваториях должен появиться факультет менеджмента. Ведь менеджер, как и всякий другой специалист, должен быть узко профилированным. Он должен быть «заточен» под свое будущее место работы, а связи и опыт должен начинать нарабатывать в стенах родной альма-матер. Вывод: в нашей стране жизненно необходимы факультеты менеджмента в творческих вузах.

Пункт пятый – ввести в закон понятие творческого деятеля.

Сейчас разработчики говорят о творческой деятельности и правах на творческую деятельность, но кто же занимается этой самой творческой деятельностью. Согласно законопроекту, – творческий работник. В Трудовом кодексе РФ говорится: «Творческий работник – этот тот, кто трудится по договору».

Но тогда о какой свободе творчества мы говорим и чьи права защищаем? Получается, что никаких «свободных художников» нет вообще. Всё под контролем договора. Возникает вопрос – это ошибка или так задумано? Недоумение усиливается после Стать №24: «Государственная поддержка оказывается тем работникам культуры, которые работают по договору».

На этом круг и замыкается: хочешь быть свободным творческим деятелем, так будь же им, но ни на какую государственную поддержку не рассчитывай. Поэтому мы предлагаем ввести в закон понятие творческого деятеля, свободного в своем выборе, и определить ему право на государственную поддержку.

Пункт шестой – дать четкое определение творческого союза.

Из формулировки в проекте непонятно, чем же творческий союз отличается от профсоюза. По профсоюзам есть отдельный закон, где прописаны права и гарантии, но никакого отношения творческие союзы к профсоюзам снова не имеют. Мы предлагаем следующую формулировку: «Творческий союз – это союз профессиональных творческих деятелей». Именно профессиональных.

Казалось бы, ну что такое формулировка… Но вот вам пример – согласно проекту, творческий союз – это общественное объединение. На первый взгляд, вроде бы, все верно. Однако по закону общественные объединения не имеют права заниматься предпринимательской деятельностью. Конечно, Союз композиторов не должен торговать, скажем, яхтами. Но Союз композиторов проводит многочисленные мастер-классы, фестивали, дает концерты, однако зарабатывать на этом он не может – общественным объединениям не положено. А ведь концерты – это бизнес.

Владислав Казенин, Председатель Союза композиторов России, в одной из программ рассказывал, как он просит у государства деньги на фестивали. Государство дает – ведь это целевая программа. Но парадокс – государство не может (не имеет права) на прямую перевести деньги в Союз Композиторов. Причина та же – «Положение об общественных объединениях».

Отсюда вытекает пункт семь – пересмотреть права творческих союзов и создать для них отдельную организационно-правовую форму в отличие от других общественных объединений. Но главное, конечно, разрешить союзам зарабатывать деньги. Может, тогда мы услышим музыку, которая сейчас нигде не звучит. И придем мы когда-нибудь с вами в Союз композиторов, чтобы послушать Гавриила Попова, а в антракте будут продаваться диски с симфониями Попова, да еще в хорошем исполнении. А в концерте симфония Попова прозвучит вместе с симфонией Шостаковича. А после будет еще и обсуждение. Вот такой концерт не возможен ни в Большом зале Консерватории, ни в Филармонии. Это – эксклюзивная продукция. И я, например, готова платить за это деньги.

И сколько подобного эксклюзива мог бы нам предложить Союз композиторов, но преграда одна – та же строчка в законе: творческий союз – общественное объединение.

***

Программа «Overtime» – подводим итоги обсуждений нового закона «О культуре». Напоследок – «О гарантиях» и «О соцзащите».

Итак, социальная защита. В законопроекте упоминается социальная защита творческих работников. Прекрасно. Но кроме этих слов практически ничего нет – ни единого положения. А наработки по этому вопросу, тем не менее, есть. Я уже говорила, что параллельно законопроектом «О культуре» в Думе шла работа над другим документом – «О гарантиях творческой деятельности в сфере литературы и искусства». Над этим документом как раз трудились Ольга Воинова и Николай Хаванский. Там этот вопрос проработан досконально. Это – очень грамотный и выверенный документ. В качестве отдельного закона, он, увы, по каким-то причинам не прошел. Но оттуда можно и нужно использовать материал, даже целые главы. В частности, главу «О соцзащите». Хозяин этого документа – комитет по культуре Думы, и он, скорее всего (во всяком случае, многие так говорят) так и поступит. Когда к нам придет в гости Станислав Сергеевич Говорухин (предварительное обещание уже было), я специально задам ему этот вопрос.

И, наконец, пункт девять – «О господдержке творческих союзов». Называется «О гарантиях». Что мы видим в проекте закона «О культуре»:

- государство обязуется финансировать программы, которые проводят союзы. Например, дает деньги Союзу композиторов России на проведение детского фестиваля. Это – целевое финансирование;

-  государство обязуется заключать с союзами договоры на отдельную услугу или работу;

- государство обязуется привлекать творческие союзы к выполнению федеральных целевых программ (крупные национальные проекты).

Все, что я сейчас вам перечислила, – это работа. Что называется, «утром стулья – вечером деньги», как говорил герой одного известного романа. Но где же поддержка? Художникам нужны мастерские, музыкантам – концертные залы, режиссерам – аппаратура, на которой они будут снимать. И всем союзам нужны помещения.

Я прихожу в Союз композиторов – там светло, тепло, чисто. Кт за всё это платит: за аренду помещения, коммунальные услуги и т.д.? Сейчас платят сами союзы, но у них большие льготы. А что будет завтра? Эти льготы возьмут и отнимут, ведь в законе про льготы ничего не прописано. Прописана только поддержка в форме работы. Льготы отнимут, разрешения на предпринимательскую деятельность не дадут – и что? Как долго протянут наши творческие союзы? Поэтому в законопроекте необходимо очень тщательно проработать статью «О гарантиях».  

***

Немцы гордятся, что они самые уважаемые в мире. Швейцарцы – самые умные. Американцы считают, что они живут в самой свободной стране, что бы и кто о них не говорил. Ну а мы – чем мы можем гордиться? Ответ, мне кажется, очевиден – культурой. Но сейчас наша культура как никогда нуждается в охранной грамоте. И законопроект «О культуре» – это и есть та самая охранная грамота, которую все очень-очень долго ждут.

Ольга Сирота и Дмитрий Спиваковский в программе «Overtime».