В темпе Presto

Суббота, 12:00;

 

Дата выпуска: 17.06.2017

Гениальные художественные произведения – те, в которых скрыто множество смыслов. Пытаясь их понять, мы и перечитываем книги, пересматриваем фильмы, неоднократно ходим на любимые спектакли. Мы стремимся вновь пережить эмоции. И каждый раз находим что-то новое. Постановка «Турандот» Джакомо Пуччини в московской «Геликон-опере» – спектакль, который хочется пересматривать.

 

«Турандот» – последняя опера Пуччини. Год создания – 1924-й – переломное для культуры и политики время. У режиссёра Дмитрия Бертмана оно ассоциируется сегодняшним днём.

Партия Турандот очень сложна и известна крикливыми интонациями на очень высоких звуках.

Дмитрий БЕРТМАН: «Обычно её поют такие уже матёрые певицы, которые попели уже всего, и вот они приходят к этой роли, когда уже, в общем, терять им нечего. Как правило, они выглядят всегда такими мощными, и если мы возьмём в ютьюбе и посмотрим всех исполнительниц Турандот, то, мы даже не очень будем их отличать, потому что на них ещё китайские какие-то безумные головные уборы, накладные пальцы, и они обычно стоят и вещают, с трибуны эту безумную музыку.

У меня был всегда вопрос: почему такая тесситура? Почему Пуччини, который был ловеласом, любил женские голоса, делал потрясающие женские персонажи, как правило, они все заканчивали свою жизнь смертью в операх, но видно было, что он ими наслаждался, а здесь вдруг Пуччини создаёт животное?»

Дмитрий БЕРТМАН: «Ну и вот я придумал такое решение, чтобы Калаф шёл на этот поступок, и в конце полное разочарование, это иллюзия, это спектакль про иллюзию, про какую-то глупость человеческую, про предательство, про способность не видеть ничего в реальности, ну вот, в общем, я старался что-то такое сделать».

/Текст – Андрей Ноздреватых; звукорежиссёр – Виктор Енченко; фото – телеканал "Евроновости"/

Видеоверсия сюжета на телеканале "Евроновости".