Рецензии и репортажи

 Подборка рецензий и репортажей журналистов радио "Орфей"

Дата выпуска: 02.12.2019

Выставка работ британского художника Томаса Гейнсборо открывается в Государственном музее изобразительных искусств. Чтобы собрать около ста произведений, к Пушкинскому присоединились 11 ведущих музеев Великобритании и Эрмитаж. В экспозиции можно увидеть не только знаменитые портреты, прославившие художника, но и главные творения по мнения самого Гейнсборо — пейзажи. Для чопорной и выверенной георгинской эпохи Гейнсборо был необычайно свободным творцом, говорит куратор выставки Анна Познанская.

Анна ПОЗНАНСКАЯ: «Удивителен диапазон возможностей Гейнсборо. Его знают, как представителя портретной школы, известны его фантастические женские портреты, но он очень много и разнообразно работал в пейзаже, занимался живописью на стекле, пробовал техники офорта и гравюры. Оказалось, что за британской респектабельностью скрывается абсолютно свободный человек, готовый к любым экспериментам, действующий по своим собственным законам, совершенно не следящий за „пожеланиями сверху“ и требованиями рынка. Он был первым художником, который стал рисовать не некий пейзажный фон, как красивую декорацию. С помощью пейзажа он пытался раскрыть характер своих моделей, что особенно работало с женскими образами».

У Гейнсборо была ещё одна страсть — музыка. Художник обладал прекрасным слухом и играл на скрипке, гитаре, клавесине, флейте, пробовал музицировать на фаготе, арфе и не только. Был дружен с известными музыкантами своего времени. Портреты Карла Фридриха Абеля, Томаса Линли и Анны Форд можно увидеть в Белом зале. В своих работах Гейнсборо изобразил практически все музыкальные инструменты XVIII века, говорит профессор Московской государственной консерватории имени Чайковского Ольга Филиппова.

Ольга ФИЛИППОВА: «Он был музыкантом-любителем, музыка была для него равной по важности сферой наряду с живописью. Он был фанатичным музыкальным коллекционером, пробовал играть на многих инструментах, но воспринимал их как самоценный художественный объект. Известны комические истории, как он практически отнимал инструменты у выдающихся музыкантов, потому что считал, что ему нужен конкретный инструмент, поскольку он передаёт дух исполнителя. Гейнсборо всегда был в центре музыкальных кругов, членом музыкальных сообществ, распространённых в то время. Вокруг него собиралась вся музыкальная элита.

Он обладал выдающимся музыкальным дарованием, мог бы его развить и стать музыкантом. Но есть свидетельства, что он не знал нотной грамоты, играл по слуху и никогда не ставил себе цель стать профессиональным музыкантом. Мне кажется, он относился к тембрам инструментов, как к краскам. Он их пробовал, чтобы создать для себя важную музыкальную картину. Единственный инструмент, которым он действительно хорошо владел, была виола да гамба, не случайно он дружил с Абелем. Современники пишут, что игру медленных частей сонат можно было даже принять за игру Абеля».

В этом году у Пушкинского музея «стопроцентное попадание» — посетители не только увидят работы художника, без которого невозможно представить английскую живопись XVIII века, но и смогут услышать эпоху Гейнсборо. Музыкальные прогулки с британским мастером — главная тема «Декабрьских вечеров Святослава Рихтера». Для тех, кто хочет досконально разобраться в творчестве Гейнсборо, музей подготовил образовательную программу. Как и выставка, она будет идти всю зиму.


Никита Курочко