Рецензии и репортажи

 Подборка рецензий и репортажей журналистов радио "Орфей"

Дата выпуска: 12.12.2019

Разевает щука рот, а не слышно, что поет. Строчка из известной сказки Маршака о глупом мышонке, прогнавшем няньку-рыбу за тихий голос, привлекает внимание не только ребятишек. Начинающие вокалисты тоже могут взять ее на вооружение. Новичков от бельканто во время обучения часто подстерегают неудачи. А широко открытый рот вовсе не гарантирует громкого пения. Педагог просит подопечного промычать романс или арию. Упражнение работает — голосовые связки вибрируют, грудь разрывается от воздушного потока. Студент представляет себя в образе Паваротти или же Кабалье. Но как только губы перестают смыкаться, звук улетучивается. Сказка заканчивается, начинаются будни и долгая работа над вокальной техникой. Совместить подачу звука и артикуляцию — целая наука для всех музыкантов, чей инструмент — человеческий голос.

Сегодняшний зритель приходит в оперу, чтобы посмотреть на красиво поющего артиста. Под прицелом оказываются и костюмы, и фигура, и лицо, вернее, мимика. Стоящие как истуканы певцы с выпученными глазами, вымученными гримасами на лице не приветствуются в современном музыкальном театре. Естественное же поведение артиста во время спектакля становится конечным результатом его титанической работы над правильным звукоизвлечением. Зажатые мышцы лица искажают тембр, певец получает удар по репутации, искать голос где-то в районе диафрагмы на сцене непозволительно. Публика не поймет, а режиссер выгонит из проекта.

В современных представлениях вокалистам часто приходится выдавать трудную партию в не классической позе: не стоя, а лежа. Дмитрий Черняков в постановке «Дон Жуана» для фестиваля в Экс-ан-Провансе (2010 год) заставил исполнительницу партии Донны Анны находиться в горизонтальном положении практически на протяжении всего спектакля. Колоратурное сопрано Марлис Петерсон блестяще справилась с поставленной задачей — артистка не только прекрасно пела, но и блеснула драматическим мастерством в эротических эпизодах.

Курящие девушки в постановке опять же «Дон Жуана» в парижском театре Елисейских полей шокируют не только аллергиков в зале, но и служителей сцены — вдруг от непогашенного окурка случится пожар. Дальнейшее действие разворачивается в дыму, ломая классическое представление о том, что вокалисту крайне вредно находиться в табачном мареве. Или Дон Жуан перестанет дышать задолго до того, как его убивает Командор?

Заинтригованный зритель недолго остается в смятении и принимает правила игры. Возникший из небытия Дон Жуан — на сцене действительно плохая видимость — начинает мелодично шептать. Неужели осипло горло? Нет, артист поет вполголоса — sottovoce, демонстрируя филигранную вокальную технику.

Мышонок у Маршака потому и глупый, что не знал об этих тонкостях мастерства певцов и поплатился за свою невежественность. Пришла кошка, громко мяукнула, ну, конец, этот трогательной и поручительной истории вы, конечно, знаете.

Текст:Ирина Столярова