Рецензии и репортажи

 Подборка рецензий и репортажей журналистов радио "Орфей"

Дата выпуска: 14.07.2019

«Какие же у него добрые глаза! Какой хороший человек!» — молитвенно бормотала женщина в огромной очереди, выстроившейся на сцене к Рудольфу Бухбиндеру, раздававшему после концерта автографы. Желающие могли тут же сфотографироваться со звездой. 12 и 13 июля в сочинском Парке науки и искусства «Сириус» прошёл Бетховенский марафон. Всемирно известный пианист и Дрезденская государственная капелла исполнили все пять фортепианных концертов композитора. При этом Бухбиндер выступал не только как солист, но и как дирижёр.

Подобное окончание вечера классической музыки, наверное, можно увидеть только в «Сириусе». Такая здесь хорошая традиция. Организаторы концертов понимают: возможность прямого общения публики с артистами — один из инструментов популяризации академического искусства. Здесь на концертах много детей разного возраста, ведь Сочи — курорт, куда приезжают отдыхать всей семьёй. Здесь во время исполнения не шуршат фантиками и не кашляют (видимо, сказывается благоприятное воздействие морского воздуха), никто не аплодирует между частями произведения — обстановка, которой позавидует любой лучший столичный зал. И здесь, если вам три года, вы можете слушать Четвёртый фортепианный концерт Бетховена, сидя на полу, припарковав рядом свой игрушечный самолётик.

Селфи с Бухбиндером

Рудольф Бухбиндер — раскрученный австрийский пианист, имя которого овеяно легендами. Например, Бухбиндера называют одним из лучших современных исполнителей сочинений Бетховена, а его интерпретации бетховенской музыки — романтическими. Сам же Бухбиндер в различных интервью тщетно пытается напомнить людям, что в его репертуаре есть не только музыка Людвига. Говорить можно всё, что угодно, но если ты уже десятки раз по всему миру сыграл циклы концертов из всех 32 сонат венского классика, это уже не исправить. Что же касается романтических трактовок, то они весьма неоднозначны и среди любителей классики вызывают жаркие дискуссии. Однако споры на интернет-форумах — это одно, а реальная жизнь — совсем другое. И кажется, вздумай студент какой-нибудь консерватории пойти по пути бухбиндеровских исканий в Первом фортепианном концерте Бетховена, ему бы не поздоровилось. Из вуза бы, конечно, не исключили, но зачётку, наверное, подпортили.

Ещё известно, что Рудольф Бухбиндер — не сторонник долгих репетиций. Вместо просиживания по 6 часов за клавиатурой фортепиано пианист предпочитает заниматься музыкой мысленно. В теории идея звучит очень заманчиво, правда, разбивается вдребезги о жестокую действительность. Тупая тренировка мышц необходима, без неё — никуда. В противном случае выдающиеся спортсмены добивались бы мировых рекордов, лёжа на диване, в мечтах своих бегая, прыгая и плавая. В этом смысле у музыкантов и спортсменов много общего — при игре на музыкальных инструментах тоже приходится задействовать мышцы. Впрочем, на концертах в Сочи сам Бухбиндер на практике опроверг свою же идею о силе умозрительных занятий — баловаться с темпами и интонированием в музыке венских классиков запретить никто не может, но ещё никто не отменял обязанность играть в пассажах все ноты, написанные композитором. Как известно, в концертах Бетховена, особенно в первых, очень много всевозможных гамм и арпеджио, значительная часть из которых в исполнении Бухбиндера, мягко говоря, была далека от совершенства. Помимо этого, очень не хватало внятной артикуляции, без неё немыслимы фортепианные сочинения Гайдна, Моцарта и Бетховена. Ну а в Третьем фортепианном концерте вообще случился досадный инцидент — пианист забыл текст и несколько тактов играл что-то, не имеющее отношения к замыслу композитора. И всё бы разбилось в дребезги, если бы не...

За кадром

Если бы не музыканты Дрезденской государственной капеллы. Они, главные герои двух вечеров, всё время оставались в тени. С ними почему-то мало кто хотел фотографироваться и никто не брал автографы. А зря. Музыканты Дрезденской государственной капеллы — скромные гении, имена которых не известны широкой публике. Именно они во время ДТП в Третьем фортепианном концерте не побросали в панике смычки, а каким-то непостижимым образом подхватили солиста, когда он вернулся к авторскому тексту, и всё вошло в колею свою. Возможно, слушатели, не знакомые с этой музыкой, даже ничего и не заметили.

Именно оркестранты два вечера подряд играли сложнейшие сочинения Бетховена фактически без дирижёра, функции которого в определённом смысле схожи с задачами регулировщика движения, стоящего на безумно сложном перекрёстке и показывающего водителям, когда, куда и с какой скоростью нужно ехать. Только в отличие от постового, дирижёр ещё сообщает жестами и мимикой, с каким настроением это надо делать. Да, у музыкантов есть ноты, а у водителей — правила дорожного движения. И там и там всё чётко написано. Но вряд ли существует на свете водитель, ни разу не нарушивший ПДД. Так и в музыке — всегда возможны варианты и непредвиденные обстоятельства. Для их решения и нужен дирижёр.

Называть настоящим дирижированием то, что делал на сцене Рудольф Бухбиндер, можно с трудом. В лучшем случае, когда ситуация позволяла, это были ауфтакты для вступления оркестра и дирижирование оркестровым вступлением, иногда одобрительные кивки головой, а нередко простое мелкое тактирование, рассмотреть которое могла бы только крышка рояля, будь у неё глаза. Впрочем, организаторы концерта с публикой были честны и объявляли Бухбиндера не как солиста и дирижёра, а как музыкального руководителя. Понятно, что полноценно дирижировать, одновременно играя на рояле, невозможно. Сам Бухбиндер ссылается на то, что не он изобрёл сочетание игры и дирижирования, так поступали ещё Моцарт с Бетховеном. Как это получалось у них, можно только догадываться — скорее всего, как и у Бухбиндера. Ясно одно: подобные фокусы можно проделывать только с коллективами экстра-класса, уровня Дрезденской государственной капеллы. Каким образом её оркестранты всегда вступали вовремя, вместе, держа идеальные строй и ансамбль как внутри партий, так и между группами, остаётся загадкой. Невероятно, но динамика, штрихи и темпы были едиными всегда. Кажется, если бы им всем завязали глаза, то ничего бы не изменилось — они продолжали бы играть идеально. О мягком, насыщенном звучании струнных можно написать целую главу.

Возможно, секрет успеха Дрезденской капеллы в богатейшей истории коллектива — ему уже без малого 500 лет. Это один из старейших оркестров мира, традиции которого передаются из поколения в поколение. В разные годы им руководили Карл Мария фон Вебер и Рихард Вагнер. В список выдающихся дирижеров последних ста лет входят Карл Бём, Курт Зандерлинг, Бернард Хайтинк. Сегодня оркестр возглавляет Кристиан Тилеманн.

«Расцеловать город Сочи»

Приезд в Сочи Дрезденской государственной капеллы — коллектива мирового уровня — событие знаковое. И не только для города-курорта, но и для всей России. И очередная победа художественного руководителя Образовательного фонда «Талант и успех» Ханса-Йоахима Фрая, который этим проектом выводит концертную жизнь «Сириуса» на новую, более высокую орбиту.

Ещё пару-тройку лет назад, когда в «Сириусе» всё только зарождалось, на вечера классической музыки приходил десяток зрителей. Сегодня их тысячи. На Бетховенском марафоне зал был полон и не пустел после антракта, как это нередко случается в Москве даже на концертах именитых исполнителей. Это при том, что огромный зал пленарных заседаний в гигантском здании, построенном к Олимпиаде 2014, совершенно не рассчитан на проведение концертов классической музыки, при проектировании никто не заботился об акустике. И то, что публика прекрасно слышала каждый инструмент оркестра и солиста, — заслуга звукорежиссёров.

По словам господина Фрая, новый концертный зал в «Сириусе» должен появиться в 2022 году. И городу очень нужен этот зал. Он позволит чаще приглашать с концертами солистов и коллективы мирового уровня, проводить фестивали, подобные Бетховенскому марафону. Ведь только так можно трансформировать имидж Сочи, проветрить его, заменив запахи «шашлычка и коньячка» ароматами дорого, изысканного парфюма.


Из Сочи Андрей Ноздреватых
Фото автора и пресс-службы Парка науки и искусства «Сириус»