Рецензии и репортажи

 

 

Дата выпуска: 15.05.2019

«Иоланта от рождения была зрячей, а Водемон — реальный исторический персонаж» — эти и другие любопытные факты знает режиссер новой постановки в «Геликоне», лауреат конкурса «Нано-опера» Сергей Новиков. 

Наряду с «Евгением Онегиным», «Пиковой дамой» и «Мазепой», «Иоланта» — четвертая опера Петра Ильича в действующем репертуаре театра. Таким изобилием в российской столице может похвастаться разве что Большой.

С историей о слепой дочери короля Рене у худрука «Геликона» Дмитрия Бертмана связана личная история: «Мой первый в жизни оперный спектакль был «Иоланта». Я ставил его здесь, в зале «Покровский» с певцами-врачами оперной студии Дома медиков. Анна Степаненко, которая пела Иоланту, до сих пор успешно оперирует и делает аортокоронарное шунтирование. Нина Лебедева, главный педиатр Москвы, исполняла Марту, замминистр здравоохранения Михаил Парафенюк пел Водемона, а партнерами у них были будущие народные и заслуженные артисты. Мне тогда было 17 лет. Помню, как я вышел к зданию ТАСС и подумал: «Я же никогда не доделаю этот спектакль! Как я вообще мог набраться наглости ставить „Иоланту“? С тех пор у меня ТАСС ассоциируется именно с этой оперой». 

Когда Дмитрий Бертман взялся за «Иоланту», то решил познакомиться с литературным первоисточником — драмой датского драматурга Генриха Герца «Дочь короля Рене». Каково же было удивление режиссера, когда он не смог найти это произведение ни в одной крупной библиотеке Москвы. Правда, оно таки обнаружилось у Союза театральных деятелей, но книгу отправляли на уничтожение, поскольку за 60 лет никто ею ни разу не заинтересовался.

Меж тем, драма раскрывала много любопытных деталей. Оказывается, Иоланта не была слепой от рождения. В раннем детстве её выбросили из окна во время пожара в замке, и от стресса девочка потеряла зрение. У принцессы был магический камень, на который ее укладывали, когда она нервничала. Благодаря камню она засыпала. Такой нюанс объясняет, почему в партитуре Чайковского встречается колыбельная.

Когда Сергей Новиков, у которого к началу работы над «Иолантой» был солидный управленческий бэкграунд и не было режиссерского образования, пришел в «Геликон», Дмитрий Бертман решил посвятить «неофита» в исторические тонкости и нюансы, связанные с оперой. И снова был удивлен. Младший коллега их все прекрасно знал. Более того, он знал историю рыцарства и символику, которая встречается у Чайковского. 

«Иоланта — опера прекрасная, особенная, волнующая. Вокруг нее ходит много легенд и интерпретаций. Мы предлагаем свою. Постановка современная, но, я надеюсь, что глазу зрителя будет тоже где отдохнуть», — рассказывает Сергей Новиков.

Режиссер переносит действие из времен соперничества Бургундии и Лотарингии в современность. Действие происходит в сказочно красивом саду, где герои, наслаждаясь la douce vie, одеваются по последней моде, делают селфи на смартфоны, позируют и подсматривают за происходящим в камеры видеонаблюдения. Иоланта Ольги Толкмит хрупка и невинна, Водемон Игоря Морозова отважен и честен, а Рене Михаила Гужова всесилен, мощен и чертовски хорош.

За музыкальную часть отвечает дирижер Евгений Бражник, оркестр у которого звучит четко и убедительно и который считает «Иоланту» бессмертной: «Классика — это на все времена. То есть, пока жив человек, эта опера будет жить с ним рядом — и в будущем, и сейчас, и в прошлом».

Финал «Иоланты» получился трогательным и нежным, как у хорошего сериала, когда начинаешь сопереживать героям, понимая, что вроде как всё это понарошку. 

Премьерные показы стартуют 17 мая в зале «Стравинский». Также запланировали гастроли: спектакль повезут на фестиваль Чайковского в Клину и в Королевскую оперу в Стокгольм.

Наталия СЕРГЕЕВА

Фото: helikon.ru