Музыка, которая вернулась

Удивительный житель ХХ века, француз, летчик и писатель Антуан де Сент-Экзюпери однажды сказал: «Достаточно услышать любую народную песню XV века, что бы понять как низко мы пали». Это сказал не музыкант, не философ, но он сказал это о музыке. Ему как не музыканту, но как удивительному экзистенциалисту, как истинному поэту можно верить…

Михаил Казиник представляет, пожалуй, самую музыкальную программу из своего авторского цикла – программу о свободе, детстве и о свободной детской музыке в творчестве великих композиторов…

Во всем мире выдающийся французский композитор Клод Дебюсси признан главой и ярчайшим представителем музыкального импрессионизма. Сам композитор этот термин по отношению к своей музыке не любил и всячески отрицал. Почему? – объясняет Михаил Казиник…

О чем эта программа? О гении Чайковского, сумевшего вложить в свою музыку весь объем страданий шекспировской трагедии? Или о разборе сонатной формы в совершенно ином контексте, в контексте образов, миров и чувств? Как бы там ни было, Михаил Казиник совершает очередной экскурс – на этот раз в Увертюру-Фантазию Петра Ильича Чайковского «Ромео и Джульетта»…

«Вот яд, последний дар моей Изоры…» Кто же такая Изора? Была ли какая-нибудь Изора в жизнь Сальери, или в жизни Пушкина? Что за Изора, о которой нет больше никаких упоминаний, кроме, как яд? Однако, именно этот яд Сальери носил с собой в пушкинской трагедии. Но для кого?..

Этой программой Михаил Казиник продолжает свое обширное философское размышление, посвященное Маленькой трагедии Пушкина «Моцарт и Сальери». Интерпретация музыковеда весьма любознательна – в конечном итоге она обнаруживает не только конфликт между двумя несравненно выдающимися личностями, но и конфликт между личностью и Богом, конфликт между автором и его героем…

Антонио Сальери – скрипач, клавесенист, капельмейстер, композитор, человек, занимавший самые высокие посты в Вене – музыкальной столице рубежа XVIII-XIX веков. У него было шестьдесят учеников, среди которых имена величайших композиторов – Людвиг ван Бетховен, Франц Шуберт, Ференц Лист…

В творчестве Иоганнеса Брамса заложена одна из основ европейской культуры – это вечное стремление к совершенству, абсолютная невозможность его достижения, но, вместе с тем, постоянное духовное самосовершенствование, потому что надо идти дальше. Но неутомимое стремление вперед было не только художественной идеей музыки Брамса, это было еще и личной особенностью его натуры…

Это было тяжелое время в жизни Моцарта... Завистники сделали все, что бы его «Женитьба Фигаро» провалилась. У семьи композитора была хроническая нехватка денег. У них с Констанцией умер маленький мальчик, проживший несколько дней. Моцарт начинал ощущать приближение смерти…

В творчестве Иоганнеса Брамса заложена одна из основ европейской культуры – это вечное стремление к совершенству, абсолютная невозможность его достижения, но, вместе с тем, постоянное духовное самосовершенствование, потому что надо идти дальше. Но неутомимое стремление вперед было не только художественной идеей музыки Брамса, это было еще и личной особенностью его натуры…

Среда, 18:30

Повтор: Суббота, в 15:30;

Михаил Казиник

Лента подкастов: подписаться

Слушать его можно бесконечно. Он по-иному трактует привычные вещи и переворачивает  вверх тормашками прописные истины. Он – Михаил Казиник – философ, музыковед, педагог, скрипач, пианист, радио- и телеведущий, острослов.  Михаил Казиник в цикле передач раскроет перед слушателями радио «Орфей» свое понимание эффекта Баха, Моцарта, Бетховена, Шуберта, Грига.


Раиль Кунафин: Михаил Казиник и его Слово
 

  

Сайт Михаила Казиника

Сайт Алексея Ботвинова