Лабиринты. Тайная история музыки

Четверг,  18:30;

 

Дата выпуска: 24.08.2017

Герой очередного выпуска программы «Лабиринты» – великий итальянский режиссер оперного и драматического театра, один из основоположников неореализма в кино, представитель древнего герцогского рода – Лукино Висконти…

Потомственный аристократ из Милана уже самим фактом рождения был обречен на любовь и одаренность в отношении разных искусств. Еще его отец заслужил признание как меценат самого известного оперного театра в мире – Ла Скала, а сам Лукино поставил в этом театре несколько выдающихся оперных спектаклей, в том числе «Травиату» с великой Марией Каллас. Эта постановка до сих пор считается крупнейшим событием музыкальной истории.

Как художника Лукино Висконти всегда волновало соотношение между искусством и реальностью. Кино, которым он так самозабвенно и страстно занимался, было искусством, но показывать Висконти хотел реальность. Он стремился отражать её прямо, без смещений и искажений – отражать реальность, но невидимую. Реальность чувства, реальность мечты, реальность мысли, реальность любви. Потому знаменитая французская актриса театра и кино Ани Жирардо говорила: «Он умудряется повести за собой актёра, незаметно для него сделав роль продолжением жизни. Он действует на уровне подсознания и добивается скорее инстинктивных, чем сознательных реакций актёра, в полном согласии с характером героя. Я уверена, что для актёра, имеющего дело с таким великим, ужасным и весёлым режиссером, каким является Висконти, предпочтительнее «быть», чем «понимать».

На протяжении пяти лет, с 1969 по 1973 гг., Лукино Висконти снял три фильма, которые критики впоследствии назовут «немецкой трилогией». Это – «Гибель богов», «Смерть в Венеции» и «Людвиг». Висконти мечтал поставить еще и «Волшебную гору» Томаса Манна, но, поскольку после съёмок «Людвига» у него случился обширный инсульт, он решил перед экранизацией Манна сделать камерный фильм и снял не менее знаменитый «Семейный портрет в интерьере». Последним фильмом Висконти стал «Невинный», которого режиссер снимал, находясь в инвалидном кресле. Монтаж картины был завершен уже после его смерти.

До самого своего ухода из жизни Лукино Висконти оставался истинным аристократом во всем. Своим творчеством он сумел доказать, что жизнь и искусство не замкнутый интерьер, а открытый мир, в котором продолжают жить люди. Лукино Висконти просил, чтобы на его надгробии было начертано: «Он обожал Шекспира, Чехова и Верди». Этот сплав имён и времён, любимых Висконти, очень точно обозначает необходимость присутствия в сегодняшнем мире великих картин великого Мастера…

Евгений Жаринов: «Висконти не может жить в раз и навсегда заданных канонах – он все время их ломает. Он все время должен придумывать то, чего до него не существовало. В кино он начинает свое творчество как один из создателей неореализма – «Одержимость», «Земля дрожит». Вслед за этими фильмами последует целая плеяда его неореалистических картин, в которых, вроде бы, главным станет отход от всякого эстетизма, а на первый план будет выходить только грубая изнанка жизни. Здесь режиссер будет противопоставлять себя «картинам белых телефонов», многие из которых были основаны на сценариях по романам Д`Аннунцио. А закончит он свою карьеру фильмом «Невинный» по роману того же Д`Аннунцио.

Начиная со своей картины «Чувство», он неожиданно перейдет от неореализма к совершенно другой эстетике. Недаром все будут говорить, что фильм «Чувство» – это опера. Неореализм предполагал почти фотографическое отражение реальной действительности, но вдруг в фильме «Чувство» все разбивается почти на такты, на арии – по законам оперного искусства. А оперное искусство всё искусственно, и эта искусственность становится вдруг очень привлекательной для режиссера. С этой точки зрения, в контексте размышлений о поэтике Лукино Висконти страшно интересным становится ответить на один вопрос – преодолевает ли Висконти неореализм, превращаясь лишь в его романтика, или он пытается придать ощущение абсолютной реальности тому, что заведомо искусственно?..»