Лабиринты. Тайная история музыки

Четверг,  18:30;

 

Дата выпуска: 10.08.2017

Авторы программы "Лабиринты" открывают панорамный разговор, посвященный творчеству выдающегося итальянского кинорежиссера Франко Дзеффирелли, фильмы-оперы которого стали культом в своем жанре и шедеврами современного кинематографа…

Франко Дзефирелли родился в сердце европейской красоты – во Флоренции, в эпоху, когда в мире еще существовали и ценились личности. Среди тех, с кем ему посчастливилось работать и общаться, были: Лукино Висконти, Мария Каллас, Пласидо Доминго, Теннеси Уильямс, Коко Шанель, Карлос Кляйбер, Герберт фон Караян, Анна Маньяни, Федерико Феллини, Андре Жид, Лоуренс Оливье, Роберт Кеннеди, Маргарет Тэтчер, Жан Марэ, Ориана Фаллачи, Элизабет Тейлор и многие другие.

В юные годы Дзефирелли изучал искусство и архитектуру в Академии изящных искусств, тогда же увлекся театром, работал оформителем сцены во Флоренции. Поворотным событием его жизни стала встреча с первым режиссером Италии – гением и аристократом, представителем герцогской фамилии, ведущей свой род от Карла Великого – Лукино Висконти. Сделав Франко своим учеником, Висконти открыл ему двери в профессию, ввел в метафизику творчества, познакомил с высшими кругами политики и искусства. Именно с картинами Висконти связан первый опыт работы Дзефирелли в кино – в качестве художника-оформителя и помощника режиссера.

Личным режиссёрским дебютом Дзеффирелли в большом кино стал фильм «Кемпинг». Затем в 1967 году последовало «Укрощение строптивой» с Элизабет Тейлор и Ричардом Бёртоном в главных ролях. Но настоящий успех пришел к режиссеру годом позже, когда на экраны вышла картина «Ромео и Джульетта», популярность которой не меркнет с течением времени. Этот фильм сделал имя Дзеффирелли своего рода брендом. С тех пор маэстро не раз экранизировал великую классику, перенося оперные шедевры на экран.

Евгений Жаринов: «…Чем больше дано человеку, тем меньше он вписывается в нормы поведения. Та же Коко Шанель свела в свое время Висконти с великим режиссером Ренуаром – потомком того самого Огюста Ренуара, знаменитого представителя школы импрессионизма. На этом примере мы видим, какими невидимыми потоками переплетаются культуры различных эпох – сколько здесь случайностей. И сам Лукино Висконти не всегда был Лукино Висконти, и, наверное, ему было необходимо покровительство Коко Шанель, а Коко Шанель в то время совместно с  Hugo Boss уже разрабатывает форму эсэсовцев, и она очарована молодыми нацистами, и всё это потом, мы знаем, в какой ужас превратится. Таким образом, получается, что эстетика оказывается несколько иной, чем мораль. А потом, может быть, в результате каких-то странных ассоциаций, это порождает потрясающую эстетику «Гибели богов» (речь идет о картине Лукино Висконти 1969 года, прим. ред.), которая станет весьма любопытным вагнеровским фильмом. И каким образом выстраивается сознание великого художника, на каких случайностях – никогда непонятно. Но в череду этих случайностей, если говорить о предмете нашего разговора, вписывается еще один бедный мальчик из семьи портных – Франко Дзефирелли, который создаст, на мой взгляд, как минимум два великих шедевра – «Ромео и Джульетту» и «Травиату». Дзефирелли – великий мастер, он умеет не просто разыгрывать музыку, а выражать ее в пластической роскоши изображения…»

Обращаясь к знаменитой «Травиате», Ирина Кленская и Евгений Жаринов анализируют творческий метод Франко Дзефирелли, а также размышляют над образом парижской куртизанки, с особым трепетом воспетым великой французской культурой…