Лабиринты. Тайная история музыки

Четверг,  18:30;

 

Дата выпуска: 06.07.2017

«Игроки» – незаконченная  пьеса Н.В. Гоголя и незаконченная опера Д. Шостаковича. О главной болезни русского дворянства – игре в карты – размышляют Ирина Кленская и Евгений Жаринов. В фокусе программы – гении и психиатры, литературная мистификация, хрупкость фаворитизма и философский эскапизм карт…

Евгений Жаринов: «…Игра в карты – болевая точка всей русской культуры. Об этом в свое время великолепно писал литературовед Юрий Лотман – о том, как карты и различные карточные игры нашли свое отражение в русской литературе. Это не только «Пиковая дама» Пушкина, где все зациклено на игре в фараон, не только «Игроки» Гоголя, хотя мы знаем, какое влияние Пушкин оказывал на Гоголя. Это и Одоевский, у которого также встречается игра в карты, и Толстой, и «Игрок» Достоевского, правда, там рулетка, но все равно азарт. И мы знаем, каким заядлым картежником был Некрасов. «И скучно, и грустно, и некого в карты надуть», – перефразирует он Лермонтова. Да и вообще картишки были очень слабой стороной нашего дворянского общества – азартные были люди. В какой-то степени это отразило и русскую ментальность. Ведь карты – это, прежде всего, судьба. И здесь за этой фаталистичностью кроется очень большой соблазн – желание узнать свою судьбу, заглянуть вперед, поиграть с судьбой, повладеть ею. А еще карты – это вечность. В пушкинских «Набросках к замыслу о Фаусте», где Смерть и Дьявол играют в карты, читаем: «Уж не тебе меня ловить. / Ведь мы играем не из денег, / А только б вечность проводить!..» Всё это, конечно, пронизывает русскую культуру, многое в ней определяет. И Гоголь тут не исключение – он просто должен был написать такое произведение как «Игроки»…