Интервью

 Подборка интервью на радио "Орфей"

Дата выпуска: 13.09.2019

Третий тур Международного конкурса молодых оперных певцов Елены Образцовой пройдёт 13 сентября в Большом зале Петербургской филармонии. В сопровождении симфонического оркестра одинадцать финалистов исполнят оперные арии. Участники поборются за главные награды – гран-при, три призовых места и специальные призы, среди которых и приз от радио «Орфей». В преддверии решающего раунда Андрей Ноздреватых побеседовал с генеральным директором конкурса Натальей Игнатенко.


А. Ноздреватых: Наталья Михайловна, изменилась ли география конкурса? Из каких стран приехали в этом году участники?

Н. Игнатенко: Во время торжественной церемонии открытия я говорила о том, что у дирекции конкурса бывает два сложных момента: начало и завершение приёма заявок. О приёме заявок мы обычно объявляем задолго до начала конкурса. В этот раз — аж в ноябре. Длительное время не поступало ни одной заявки, потому что певцы долго раскачиваются: «Впереди так много времени, конкурс в сентябре, всё успеем». А мы волнуемся: вдруг не будет заявок? По мере приближения конкурса вал заявок возрастал, и к первому июня их поступило рекордное количество — 316. И тут мы получили второй испуг: как прослушать участников в три дня, если приедут все 316 человек?

Многие заявки отпали по разным обстоятельствам. Например, по возрасту. У нас разрешён возраст от 18 до 32 лет на момент регистрации. И вот кто-то подал заявку в 32, а к моменту регистрации ему уже исполнилось 33. Такие заявки отпадают. У кого-то неправильно составлена программа. Не все понимают, что конкурс связан с классическим искусством, с оперной и камерной музыкой, и присылают программы, далёкие от этого. Кто-то заболевает. Иностранцам сложно получить визу в нашу страну по политическим обстоятельствам. Мы долго пытались помочь американцам с визами, ведь русских визовых центров в Америке очень мало, и, чтобы получить визу, надо лететь в довольно далёкие города.

В конце концов на регистрацию приехало 165 вокалистов, чему мы очень рады, потому что это удобоваримое количество, которое наше высокочтимое и высокопрофессиональное жюри способно прослушать за три дня. К нам поступили заявки из 24 стран, доехали 18. При этом широко представлены не только зарубежные страны, но и российские регионы, в том числе и глубинка. Многие впервые приехали в Санкт-Петербург — один из красивейших городов мира. Возможность побывать в прекрасных филармонических залах, выступить на таких красивых сценах — это огромный подарок, который сделала Образцова, решив проводить конкурс именно здесь.

А. Ноздреватых: Как проходят конкурсные прослушивания?

Н. Игнатенко: Нагрузка у членов жюри в первом туре была колоссальная. Они работали с раннего утра и до позднего вечера. Те, кто смотрел нашу онлайн-трансляцию, знают, что количество арий для прослушивания в первом туре сократили с двух до одной. Хотя некоторым предлагали спеть и вторую арию, если первая была непоказательной или слишком короткой, и вокалист не смог продемонстрировать всех своих возможностей.

Первый тур позади. Второй тур слушать значительно легче, потому что уже произошёл отбор, и количество участников, согласно положению, сократилось до 40 человек из 14 стран. Во второй тур вышли те, кто смог показать себя в наиболее выигрышном свете: правильно сформировал программу, более успешно подготовился. Жюри не смогло убедить дирекцию пропустить больше участников, потому что положение конкурса было написано ещё при Елене Васильевне Образцовой, и мы свято чтим традиции, которые в своё время установила примадонна.

Финалисты, прошедшие в третий тур, будут пытаться перепеть симфонический оркестр. Как правило, у молодых нет такого опыта, и многие выступят с оркестром впервые. И это, конечно, тоже бесценная возможность.

Финалистов всего 11, а лауреатами станут не больше четырёх из них: первая, вторая, третья премии и гран-при, если будет присуждён. Я всегда за то, чтобы был гран-при. Но это не просто самая большая денежная премия. Это прежде всего большая ответственность за то, что надо назвать будущую звезду. На 11 прошедших конкурсах было 3 лауреата гран-при: Ильдар Абдразаков, Виталий Билый и Юлия Лежнева. И все они — звёзды мировой оперы.

Я горжусь тем, что Елена Васильевна когда-то придумала столь разнообразную программу конкурса: в первом туре нужно исполнить оперные арии, а во втором участники должны показать мастерство владения камерным репертуаром, что гибельно для многих оперных певцов. Сама Елена Васильевна была синтетической исполнительницей. Ей были подвластны и опера, и камерная музыка, и джаз, и рок, и русская народная песня, и советская песня. Она экспериментировала в своей жизни и считала, что вокалист должен быть готов к исполнению любой музыки. Вот и на её конкурсе вокалисты должны показать себя во всей красе.

А. Ноздреватых: Расскажите, пожалуйста, о составе жюри.

Н. Игнатенко: Особой заботой Елены Васильевны всегда было жюри. Она звала в основном своих партнёров по сцене. Ей не могли отказать и с радостью приезжали на её конкурс. Когда после ухода Елены Васильевны мы начали приглашать членов жюри предыдущих конкурсов, они ехали, опасаясь: «Вдруг без Елены Васильевны будет как-то по-другому?» А когда приезжают, говорят: «Боже мой, такая же атмосфера!» Ведь это тот же город, те же залы и мы — те, кто были рядом с ней. Мы знаем, как было при ней, и мы хотим, чтобы ничего коренным образом не менялось. Поэтому, как и раньше, приезжают её партнёры по сцене — прославленные, великие певцы, которые способны оценить молодые таланты и которые осознают значимость конкурсов для выявления, поддержки и продвижения этих талантов. Приезжают и менеджеры. Это новшество конкурса, продиктованное требованиями времени. Сейчас без участия директоров театров, активных оперных менеджеров не обойтись.

И вот сегодня в жюри присутствуют Ричард Радзинский — ближайший друг Елены Васильевны, ныне директор крупнейшего музыкального конкурса в Китае, Эва Мартон — всемирно известная венгерская певица, которая много пела с Еленой Васильевной и неоднократно становилась членом жюри конкурса Образцовой, Надя Михаэль — исполнительница Вагнера. Уже традиционно в жюри солистка Большого театра, народная артистка СССР Маквала Касрашвили, автор идеи конкурса Лариса Гергиева, прекрасные менеджеры Маркус Ласка и Алессандро Ариози, директор Лионской оперы, а с будущего года — директор Венской оперы Роберт Кёрнер. Это очень разные люди, но все они любят искусство, любят музыку, любят вокалистов и, надеюсь, помогут нам найти бриллиантики, которыми мы очень скоро будем гордиться.

А. Ноздреватых: Конкурс Елены Образцовой — это не только музыкальное состязание, но и образовательные семинары, лекции. Какова их программа в этом году?

Н. Игнатенко: Нередко наши члены жюри сами предлагают провести семинары во время конкурса. Например, Надя Михаэль хочет поговорить с вокалистами о том, как одеваться на конкурсы. Это очень важный вопрос, потому что на конкурсы приезжают чуть ли не в свадебных платьях, с огромными вырезами, с безумными декольте.

Мы собрали концертмейстеров из разных уголков России и из других стран. Некоторые участники приезжают со своими концертмейстерами. А есть дежурные концертмейстеры, работу которых оплачиваем мы и которые по просьбе конкурсантов сопровождают их выступления на прослушиваниях. В этом году к нам приехали очень опытные концертмейстеры. Они работали на разных конкурсах, и им есть чем поделиться. Роль концертмейстера невероятно велика. Это пятьдесят процентов успеха выступления вокалиста. Концертмейстер может взять слишком высокий темп и просто загнать вокалиста, потому что у того не хватит дыхания. Концертмейстер может вместо четвертушки сыграть восьмушку, и запнётся вокалист. С концертмейстером шутить нельзя. Поэтому параллельно с конкурсом у нас проходит ещё и школа концертмейстерского мастерства. Ведь ухо опытного музыканта, настоящего концертмейстера необходимо в становлении юного вокалиста.


Фото: Леонид Торопов