Интервью

 

Дата выпуска: 10.05.2019

Пётр Бечала — тенор, член жюри Международного конкурса вокалистов имени Монюшко. Со всемирно известным польским певцом в Варшаве встретился корреспондент радио «Орфей» Николай Рыбинский.


Н. Рыбинский: Как правило, певцы такого ранга и востребованности, как вы, неохотно идут работать в жюри того или иного конкурса. А вы сделали исключение. Почему?

П. Бечала: Дело в том, что у меня и коллег просто нет времени. У нас очень много концертов и спектаклей, трудно найти время, чтобы целую неделю провести на конкурсе. Мне повезло, что между моими спектаклями было 6 дней перерыва. И я обещал поработать в жюри Десятого конкурса вокалистов имени Монюшко. Это очень важный конкурс.

Н. Рыбинский: Ещё и патриотические чувства, наверное, сыграли роль.

П. Бечала: Конечно. Я же поляк. Пою арии и песни Монюшко. Российские певцы поют сочинения русских композиторов. А я хочу, чтобы никто не забывал музыку Монюшко.

Н. Рыбинский: Мне показалось, что уровень нынешнего конкурса очень высокий. Вы согласны?

П. Бечала: Да. Очень много участников. У них разные голоса — красивые, драматические, лирические. Среди певцов есть совсем молодые — такие, как, например, украинский баритон, которому всего лишь 22 года. Очень интересно посмотреть, как сложится их судьба. Их карьера только начинается. Очень важно, чтобы они получили от нас заряд позитивной энергии.

Н. Рыбинский: Сейчас для вокалистов чрезвычайно важно владеть многими иностранными языками. Как вы оцениваете произношение конкурсантов?

П. Бечала: Когда мы поём, очень важно найти «цвет» языка. У каждого языка он свой. Можно говорить с акцентом и ошибками, но в пении очень важно найти звучания языка в музыке.

Н. Рыбинский: А как участники пели на польском?

П. Бечала: Очень хорошо! Польский язык очень трудный. В нём много согласных. Лучше всего с ним справились два конкурсанта — из Кореи и Китая. Конечно, певцам из России и Украины наш язык даётся чуть легче. Мне очень понравилось, как все пели по-польски.

Н. Рыбинский: Мне показалось, что уровень певцов из Азии очень вырос. Они стали петь по-европейски.

П. Бечала: Да, согласен! Я помню, как несколько лет назад они все пели, как компьютеры. Были голые, бессердечные ноты. А теперь они занимаются на курсах, поют в Европе. Музыка — это интернациональное искусство.

Н. Рыбинский: Опера раньше всех интегрировалась в интернациональный процесс!

П. Бечала: Да, как в России и Польше, так и в других странах. Раньше певцы выступали только на родине. А теперь другие требования. Приходится петь по всему миру.