Интервью

 

Дата выпуска: 25.04.2019

Фантазию для симфонического оркестра «Симфонические движения» начинающего автора Якова Александрова радио «Орфей» представит в Аргентине на Международном форуме International Rostrum of Composers. 25 апреля в Ярославской филармонии состоялся финал Всероссийского конкурса молодых композиторов, на котором Ярославский академический губернаторский симфонический оркестр исполнил три произведения, набравшие наибольшее количество баллов на предварительном этапе музыкального состязания. После концерта корреспондент радио «Орфей» Алёна Оганесян побеседовала с главным дирижёром коллектива и членом жюри конкурса Мурадом Аннамамедовым.

А. Оганесян: Мурад Атаевич, поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями от работы с музыкой молодых композиторов.

М. Аннамамедов: Пока что я нахожусь в шоке. Была чрезвычайно сложная задача — в очень короткий период подготовить непростую программу. Но в значительно большей степени я сейчас охвачен сожалениями о моей прекрасной родине, которую «нам потеряли». Я не из тех, кто грезит по Советскому Союзу, но я помню отношение государства к институту сочинительства. Не то чтобы «композитор это звучало гордо», но быть композитором не было столь секретно. Радость от сделанного у меня сейчас смешана с каким-то ностальгическим чувством.

Что касается сочинений, прозвучавших сегодня, их авторы, вне сомнения, очень серьёзные дарования, думающие люди — две девушки и один молодой человек. К моему удовольствию, в их музыке я не встретил надуманности. Ведь сегодняшнему миру свойственно делать что-то только потому, что это якобы ещё никто никогда не делал. Сейчас мало кто задумывается о том, что всё новое — это давным-давно перепетое старое. А вот о музыке, гармонии, мелодии, движении, образе, краске, драматургии забыли.

Я очень растроган тем фактом, что три мощнейшие организации нашей страны — Российский музыкальный союз, радио «Орфей» и Союз композиторов России протягивают руку нашей композиторской мысли. К счастью, таланты не перевелись в России, есть мастера, которые настраивают молодых композиторов на серьёзное академическое творчество, на владение таким сложнейшим организмом, которым является большой симфонический оркестр. Замечательно, что мы провели такой конкурс. Уверен, что его победитель будет достойно представлять Россию во всём музыкальном академическом мире.

А. Оганесян: Приходилось ли вам во время работы над сочинениями вносить коррективы в партитуры?

М. Аннамамедов: На такой короткой дистанции было не до советов. Коррективы вносились. Что греха таить, сейчас композиторы, в том числе и наши сегодняшние победители, пользуются компьютером. Я всё же выступаю за человеческие руку и сердце. В этом смысле у нас было немало диссонансов и дисбалансов, поскольку компьютер-то всё воспринимает и воспроизводит, любые сложнейшие пассажи машина играет тембром конкретного инструмента. А когда эти ноты исполняют живые люди, происходит естественное «сопротивление материала». И мне, как дирижёру, нужно было композиторскую мысль, свободу изложения примирить с возможностями неслабого оркестра.

А. Оганесян: Какое-нибудь из прозвучавших сегодня сочинений вы исполнили бы ещё раз?

М. Аннамамедов: «Симфонические движения» Якова Александрова. Это очень серьёзная пьеса. Если посчастливится найти время, и будет достаточное количество репетиций, я с большой радостью взялся бы за неё. Хотя, откровенно говоря, здоровья мне может и не хватить — это настолько задорное, молодецкое произведение, что мне в моём относительно почтенном возрасте такая задача кажется непростой.

Яков Александров. «Симфонические движения»  (фрагмент)

А. Оганесян: Что, на ваш взгляд, труднее — работать с популярной классической музыкой или исполнять произведения молодых композиторов?

М. Аннамамедов: Трудно всё. Равно как для поверхностных людей всё кажется лёгким. С моей точки зрения, мы в России мастаки играть романтическую музыку 19 — первой половины 20 века. Так сложилось, такова наша ментальность, навыки, прививаемые с детства. Самым сложным для Ярославского симфонического оркестра является венская классика, там негде спрятаться, каждый голос виден как на ладони. Впрочем, современную музыку наш коллектив играть приучен, мы исполняли огромное количество сочинений современных авторов, они приезжали к нам. Так что это одинаково сложные задачи.

А. Оганесян: Какими качествами должен обладать современный композитор? Можете ли вы дать несколько советов начинающим авторам?

М. Аннамамедов: Не хотелось бы переходить на пафос, но надо пытаться стать человеком. А для этого нужно много знаний, необходимо стремиться к ним, нарабатывать навыки, слушать много музыки, смотреть много партитур своих предшественников, постоянно общаться с исполнителями, говорить с ними о приёмах звукоизвлечения, о технике, возможностях того или иного инструмента, группы инструментов. Как вино должно отстояться, быть выдержанным, так и сознание композитора должно крепчать, проходить этапы от простого к сложному, от легкомысленного к чему-то глубокому. Я сегодня призываю и исполнителей, и композиторов заниматься психологией. С её помощью можно решать сказочные, космические задачи. Я имею в виду психологию восприятия, психологию публики, взаимоотношений автора с дирижёром, исполнителями. Если композитор берётся изучать эти тончайшие нюансы общественной и индивидуальной диалоговой жизни, тогда он быстрее придёт к раскрытию каких-то глубин — сущностных, философских, человеческих, музыкантских.

На фото: организаторы и финалисты Всероссийского конкурса молодых композиторов

Организаторы Всероссийского конкурса молодых композиторов — Российский музыкальный союз, Радио «Орфей» и Союз композиторов России. Всего на конкурс было подано 117 заявок с сочинениями для симфонического оркестра, камерных ансамблей, фортепиано и других сольных инструментов, а также для голоса и хора. Заявки поступили от участников из Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Саратова, Республики Татрастан, Петрозаводска, Архангельска, Волгограда, Самары, Ростова-на-Дону, Кирова, Уфы, Кургана, Челябинска, Свердловской области, Ставропольского и Краснодарского края. Среди конкурсантов, возраст которых ограничивается тридцатью годами, есть совсем юные композиторы в возрасте восьми, десяти, одиннадцати и тринадцати лет.

В жюри конкурса вошли выдающиеся современные композиторы и музыканты — Ефрем Подгайц, Мурад Аннамамедов, Антон Танонов, Татьяна Камышева, Пётр Айду, Екатерина Мечетина.