Интервью

 

Дата выпуска: 09.04.2019

Транссибирский арт-фестиваль знакомит россиян с театром марионеток. В Московском ТЮЗе 9 и 10 апреля можно посмотреть уникальный спектакль — оперу Пуччини «Турандот» в постановке знаменитого итальянского театра «Карло Колла и сыновья». Корреспондент радио «Орфей» Андрей Ноздреватых поговорил с менеджером труппы, артистом Пиеро Корбелла и узнал, что такое опера в исполнении кукол и есть ли у них душа.


А. Ноздреватых: Почему для представления в России изо всех итальянских опер вы выбрали именно «Турандот» Джакомо Пуччини?

П. Корбелла: Традиция кукольных оперных представлений в нашем театре началась в середине 19 века. С того времени многие оперы, которые показывали на сцене Ла Скала, вошли в наш репертуар. Это оперы Верди. В нашей афише есть «Аида», «Трубадур», «Набукко». «Аиду» и «Трубадура» мы уже показывали в России — в Москве, Новосибирске и Красноярске. Однако мы не ставили ни одной оперы Пуччини. Возможно, потому, что его сочинения трудно реализовать в театре марионеток. Он хорош для грандиозных спектаклей вроде «Аиды» или эпичных, как «Трубадур».

В 2015 году представился случай на Всемирной выставке в Милане, где Ла Скала представил «Турандот». Тогда и мы задумали поставить эту оперу, которая изо всех опер Пуччини наиболее подходит для театра марионеток. Мы начали сотрудничать с издательским домом «Рикорди». Ему принадлежат авторские права на произведение. В архиве издательства сохранились эскизы оригинальных костюмов, разработанные художником Умберто Брунеллески и Джакомо Пуччини для первой постановки «Турандот» в Ла Скала.

Когда же композитор умер, не закончив оперу, руководство театра решило сделать другие костюмы. Их тогда создавал Луиджи Сапелли по прозвищу Карамба. Поэтому идеи Брунеллески и Пуччини никогда не использовались. Дом «Рикорди» передал нам эскизы, чтобы зрелищность нашей постановки была именно такой, какой её замышлял композитор. Кроме того, мы используем историческую запись, где поёт Мария Каллас. Таким образом, известные персонажи и певцы прошлого оживают на сцене благодаря марионеткам.

Премьера нашей постановки состоялась в 2015 году и прошла с большим успехом на сцене миланского «Пикколо-театро», с которым мы давно сотрудничаем. И когда мы вместе с Еленой Опарковой готовились к нынешним гастролям по России, то захотели представить эту новинку — ведь в нашем репертуаре раньше не было опер Пуччини. Публика в России посмотрит популярную оперу и услышит голос известной певицы Марии Каллас.

А. Ноздреватых: Опера популярная, но каждый в ней находит своё. На ваш взгляд, о чём рассказывает «Турандот»?

П. Корбелла: Наверное, когда Пуччини писал эту оперу, хотел сказать о любви. О любви, проявляющейся по-разному. Любовь Калафа к Турандот трудно объяснять. Но, возможно, настоящая любовь — это любовь Лиу. Девушка приносит себя в жертву, чтобы Калаф был счастлив. Ведь он вначале даже не знает о существовании Лиу, когда встречает её со своим отцом Тимуром и спрашивает: " А ты кто такая?" Она отвечает: «Я служанка». Служанка, которая влюблена в Калафа только потому, что ей показалось, будто он ей улыбнулся. Это любовь настоящая, по сравнению с той страстью, которую Калаф испытывает к Турандот. В финале звучит гимн любви. Но, с другой стороны, Пуччини не дописал оперу. Он умер, завершив только сцену самоубийства Лиу. Именно там Тосканини и остановил спектакль, когда дирижировал премьерой.

А. Ноздреватых: А где заканчивается ваш спектакль?

П. Корбелла: Мы представляем полную версию — с финалом, который по наброскам Пуччини создал Франко Альфано для самой первой постановки. Я слышал вариант финала, написанный композитором Лучано Берио. Эту концовку, которая длится 10-15 минут, в 2015 году использовал театр Ла Скала. Мне кажется, финал Альфано более близок к задумке Пуччини, хотя, конечно, разница слышна. И если бы он смог сам дописать оперу, возможно, в конце был бы какой-нибудь сюрприз.

А. Ноздреватых: На сайте вашего театра я прочитал удивительную фразу «танцевать оперу». Что она значит?

П. Корбелла: Речь идёт о том, как с оперой знакомить детей. Довольно сложная тема, связанная с историей и сутью театра марионеток. Это театр не для детей, а для взрослых. В позапрошлом веке, прежде чем обосноваться в Милане, наш театр был труппой бродячих артистов, которые колесили по Италии. Они гастролировали в городах на севере страны и показывали спектакли — оперы, комедии и даже балеты, выполняя при этом функцию СМИ, поскольку постановки рассказывали о событиях, происходивших в то время. Например, о национально-освободительном движении итальянцев против иноземного господства. Ни радио, ни телевидения тогда не было. Артисты привозили в города, где выступали, новости и искусство — оперы. И это были спектакли для взрослых. В те времена в стране властвовала австрийская цензура, её пометки можно увидеть в сценариях, сохранившихся в нашем театре. Там же есть говорящие о свободе сцены, которые играть было опасно. Именно поэтому театр марионеток был для взрослых.

Сказки в репертуаре нашего театра стали появляться только в начале прошлого века. Но ведь и сказки — литература для взрослых. Шарль Перро писал их не для детей, а для двора короля Людовика Четырнадцатого. Перро использовал метафоры для рассказов о том, что происходило в то время. Сказки братьев Гримм тоже есть в нашем репертуаре, и они тоже для взрослых. Смысл сказок дети, возможно, поймут, когда станут взрослыми. Да, они будут очарованы действом, игрой красок, но сказки писали не для них. То же самое можно сказать и о нашем театре. Впрочем, наш театр для всех.

«Спящая красавица» или «Гамельнский крысолов» одинаково впечатляют как детей, так и взрослых. Но взрослые в тексте могут увидеть больше скрытых смыслов, могут найти связь с современностью. Эудженио Монти Колла, когда писал сценарий для сказки «Гамельнский крысолов» о дудочнике из города Гамельна, заполонённого крысами, изобразил администрацию Гамельна похожей на сегодняшние городские администрации во всём мире. Глядя на это, дети, безусловно, будут развлекаться, но взрослые поймут больше.

А теперь вернёмся к опере. Театр марионеток — это способ приблизить молодёжь к оперному искусству. Как-то раз, уже довольно давно, на наше представление «Аиды» в «Пикколо-театро» приехала делегация из дома престарелых «Верди», где живут певцы и музыканты на пенсии. Вместе с ними была оперная звезда Джульетта Симионато. Её восхитила постановка, и она сказала, что этот спектакль, оставаясь по сути оперой, помогает детям стать взрослыми. Иными словами, позволяет развлекаться взрослым и воспитывает детей.

Я уверен, что нет деления театра на взрослый и детский. Есть просто хороший театр, который подходит всем. Полагаю, что спектакли нашего репертуара — оперы, балеты, сказки, комедии — это спектакли и для детей, и для взрослых.

А если говорить о выражении «танцевать оперу», то могу сказать, что марионетки могут танцевать на сцене вместе с настоящими артистами балета. Несколько лет назад мы участвовали в постановке «Щелкунчика» Чайковского. Права на спектакль Ла Скала приобрёл у Михайловского театра в Санкт-Петербурге. Хореограф Начо Дуато использовал там марионеток. В этом спектакле вместе с итальянским танцовщиком Роберто Болле участвовали наши куклы — Щелкунчик, Принц, Балерина и Мышиный король. Кроме того, у марионеток есть исключительная возможность, отличающая их от живых артистов балета. Живой танцор, подпрыгнув, непременно должен приземлиться, а марионетка может зависнуть в воздухе. 

А. Ноздреватых: У ваших марионеток есть души и характеры? Разговариваете ли вы со своими куклами?

П. Корбелла: Я говорю с ними только тогда, когда они меня сильно разозлят. Марионетки, с одной стороны, это вещи. Но ни одна из них не похожа на другую, они ручной работы. И взаимодействовать с каждой приходится по-разному. У нас нет возможности контактировать напрямую. Связь человека с марионеткой проходит через нити. И это борьба с силой притяжения — мы тянем за ниточки, а гравитация заставляет руки и ноги куклы падать вниз. Так и рождается движение в нашем театре. Поэтому нельзя сказать, что марионетки в точности исполняют нашу волю. Нужно уметь общаться с ними без слов, входить в гармонию.


Транссибирский арт-фестиваль проходит при поддержке Министерства культуры Российской Федерации. Гастроли театра «Карло Колла и сыновья» организованы при содействии Итальянского института культуры в Москве.