Интервью

 

Дата выпуска: 21.06.2018

Испанский гитарист-виртуоз,  яркий представитель жанра фламенко  Хуан Мануэль Канизарес в гостях у радио «Орфей». С музыкантом беседовала Фаина Коган.

 Ф. Коган: Сеньор Канизарес, очень рада видеть вас в студии радио «Орфей». Спасибо, что вы приехали к нам специально для интервью. Почему вы выбрали профессию музыканта, а именно гитариста? Это как-то связано с семейной традицией?

Х. Канизарес: Я никогда особенно не выбирал. У меня дома родители пели, брат играл на гитаре. Поэтому я всегда говорю, что стал гитаристом фламенко по инерции.

Ф. Коган: Вы родились в Каталонии. Это очень далеко от юга и очень далеко от фламенко. Почему именно фламенко?

Х. Канизарес: Дело в том, что туда в своё время эмигрировало очень много андалусийцев. Также были переселенцы из Мурсии, но в большинстве – андалусийцы. Они оседали в основном в Барселоне и её окрестностях и создавали так называемые peñas flamencas, то есть содружества фламенко, клубы фламенко. И атмосфера вокруг способствовала развитию минимира фламенко внутри Каталонии.

Ф. Коган: Вы обладатель музыкальной премии лучшего классического исполнителя. Вы являетесь уникальным и единственным гитаристом-фламенкистом, которого пригласил Филармонический оркестр Берлина (им дирижировал Саймон Рэттл). Вы играли «Аранхуэсский концерт» в Teatro Real в Мадриде. Вы записали Скарлатти, Альбениса, Гранадоса, Фалью. Как вы относитесь к чисто классической музыке?

Х. Канизарес: Я отношусь к классической музыке с большим пиететом. Поскольку я начал играть фламенко в возрасте шести лет, а в девять лет уже поступил в консерваторию, я всегда говорю, что моя музыкальная карьера выстраивается на двух столпах: музыка фламенко с одной стороны и классическая музыка с другой. Поэтому к классической музыке я испытываю огромное уважение.

Ф. Коган: А вы даёте только концерты фламенко или классические тоже?

Х. Канизарес: Классическую музыку я исполняю в тех программах, где участвуют симфонические оркестры. Прежде всего я играю концерт «Аранхуэс» и мой собственный концерт «Аль-Андалус» для гитары и симфонического оркестра, посвящённый Пако де Лусии. Но в основном программы, которые я играю, конечно же, включают элементы фламенко. У меня есть свой квинтет, с которым я скоро поеду на месячные гастроли в Японию. Естественно, там мы играем фламенко в традиционном сочетании вокала, гитары и танца и мою музыку.

Ф. Коган: По вашему мнению, в чём заключается секрет популярности фламенко во всём мире?

Х. Канизарес: Я думаю, секрет в народных корнях. То же самое происходит и с русской музыкой, ведь в ней также преобладает фольклорное, народное начало. Кроме того, фламенко сочетает в себе набор элементов, которые доходят до сердец. Люди чувствуют что-то близкое им. Казалось бы, это достаточно простая музыка. Но мы добавляем так называемый дуэнде, то есть магию фламенко. И это трогает публику.

Ф. Коган: Вы работали с Пако де Лусией  в течение десяти лет. А что для вас этот опыт?

Х. Канизарес: Конечно, работа с Пако де Лусией очень много значит для меня. Я начал играть с детства и сразу впитал в себя его музыку. Я буквально рос с ней. И вдруг, когда мне исполняется двадцать два года, раздаётся звонок. Это был Пако де Лусия. Он предложил мне годовой тур. Я просто не мог поверить своим ушам: сплю я, не сплю? Представляете, тур растянулся на десять лет. Это были не просто тысячи концертов. Концерт длится час, максимум два. А потом ещё двадцать два часа ты сосуществуешь с этим человеком: отели, путешествия, разговоры. Безусловно, это очень обогатило меня и на личностном, и на профессиональном уровне.

Ф. Коган: Вечером в Калуге состоится мировая и российская премьера вашего нового сочинения. Расскажите о нём. Оно ведь посвящено Пако де Лусии?

Х. Канизарес: Этот концерт родился из самых глубин моего сердца, из моего горя, связанного со смертью Пако. Новость об этом пришла уже тогда, когда я работал над концертом. И с этого момента не было ни одной непрочувствованной ноты. В каждом звуке жило горе и воспоминания о пережитом вместе с ним опыте. Например, во второй части я заново переживаю момент, когда я был одним из тех, кто нёс гроб Пако де Лусии. Но в то же время первая часть – это весёлая булерия. А вот третья часть написана в стиле фламенко тангильос. В концерте есть и грустные, и радостные моменты, но всё пронизано глубоким чувством.

Ф. Коган: Маэстро Канизарес, вы преподаёте фламенко в знаменитой школе Барселоны. Можно ли этому научить или с этим рождаются?

Х. Канизарес: Теории обучить можно, здесь нет проблем. Но невозможно обучить человека быть музыкантом. Человек должен быть им, ещё до того как он поступит в любое музыкальное учреждение, будь то консерватория или джазовая школа. Конечно, обучение может помочь развить талант, если он есть. Но у человека должна быть потребность в том, чтобы созидать и делать это честно и искренне. Я считаю, что талант предшествует развитию. Это касается не только профессии музыканта, но и любой другой профессии.

Ф. Коган: Сеньор Канизарес, у вас большой опыт концертирования по самым разным странам. Есть разница в реакции публики на фламенко?

Х. Канизарес: Да, конечно, различия есть. Например, японская публика очень скромная, тихая. Вообще, интересно: порой сидишь, играешь на сцене, и полная тишина в зале. Никакой реакции! Думаешь: «Боже, наверное, им не нравится». Но когда концерт заканчивается, раздаются овации, причём бурные. Это приятно. Конечно, реакция публики зависит от общей культуры страны, от поведенческой культуры. Одни – экстраверты, другие более сдержанны. Но в любом случае для меня главное, чтобы публика получила удовольствие от моего концерта. И чаще всего так и бывает.

Ф. Коган: Спасибо, я желаю вам успеха. Приезжайте почаще в Россию. Мы всегда ждём вас на «Орфее».

Х. Канизарес: Спасибо.