Артём Маркин: «Хотелось сделать то, что никогда не делал» - Российский государственный музыкальный телерадиоцентр

Интервью

 

Дата выпуска: 18.04.2018

Владимирский губернаторский симфонический оркестр отмечает 20-летие. Корреспондент радио «Орфей» Елена Филина встретилась с главным дирижёром Артёмом Маркиным и поговорила о программе юбилейного фестиваля, а также внутренней кухне коллектива.


Е. Филина: Ваш оркестр состоит только из региональных музыкантов?

А. Маркин: Да, в этом наша уникальность. Мы изначально создавали коллектив из местных кадров. В его состав вошли педагоги колледжа, хорошие студенты, которые потом уехали учиться в Москву, Нижний Новгород, и, зная, что у нас есть места, вернулись во Владимир.

За последний сезон на постоянную работу пригласили двух гобоистов и двух фаготистов. Чаще всего мы не объявляем громкий конкурс, не обещаем заоблачные суммы, не высаживаем комиссию. Публикуем в социальных сетях объявления, контактный номер и начинаем переговоры: списываемся с человеком, рассказывает ему про нас, а он присылает свою демозапись, которую слушаем я и оркестр. 

Наша комиссия — это музыканты. Если исполнитель нравится, мы приглашаем его на концерт и смотрим в деле. Я обращаю внимание на то, как музыкант реагирует на дирижёрский жест, как держится в коллективе.

Е. Филина: Как вы планировали фестиваль к юбилею оркестра?

А. Маркин: Наш фестиваль получился трёхчастным. Хотелось, чтобы у коллектива было больше интересных гостей. У нас состоялось открытие с симфонией Малера: большой сборный хор, в котором собрались музыканты из Ярославля и Твери; оркестр, спустившийся в зал, и семь солистов, среди которых Василиса Бержанская и Пётр Соколов. Это наша первая попытка собрать столько исполнителей на сцене. Потом мы от высшей грандиозности (это была специальная задумка) нырнули в высшую утончённость — барочный аутентичный концерт.

Е. Филина: Вы сами приглашали французского клавесиниста Жана Рондо? Сложно ли было с ним договориться?

А. Маркин: Все вокруг в шоке, что нам удалось заполучить Жана. Да, я сам был инициатором. Услышал его в интернете, и это была «любовь с первого взгляда». Посмотрел промо-видео ре-минорного концерта Баха, которое он записал, а дальше стал слушать всё подряд. Подумал, какой харизматичный музыкант, «Гленн Гульд нашего века». А потом написал его менеджеру.

Е. Филина: А сразу ли согласился менеджер?

А. Маркин: Да, согласие мы получили быстро, летом прошлого года обсудили программу. А последние детали обговорили уже в этом году.

Е. Филина: Как выбирали программу концертов?

А. Маркин: Хотелось, чтобы в свой первый визит Жан Рондо исполнил барочную и французскую музыку. Пуленка обсуждали вместе. Я хотел, чтобы весь оркестр смог поиграть, ведь он гость не только камерной группы.

Е. Филина: Исполнял ли Владимирский оркестр до этого старинную музыку? Были ли вообще в истории оркестра клавесинные концерты?

А. Маркин: Клавесинных нет, но старинную музыку немного играли. Это большое испытание для нас сейчас. Я Жана сразу предупредил, что мы не специалисты в аутентике.

Е. Филина: Двухнедельный оркестровый марафон заканчивается моноспектаклем. Почему?

А. Маркин: Хотелось сделать то, что никогда не делал. Я позвонил актёру Театра наций Евгению Ткачуку и предложил создать моноспектакль. Изначально планировали читать Достоевского, но возник Гоголь. Евгений сказал, что всегда мечтал почитать «Портрет». Мы долго создавали музыкальную ткань из произведений русской классики. С партитурой нам помогал московский композитор Кирилл Уманский.

Е. Филина: Не боялись, что это будет слишком контрастно, и публика не поймет?

А. Маркин: О да, это более чем шокирующе, но мы музыкальные учителя нашего города, и мы формируем вкусы. К тому же у кого день рождения, тот подарки заказывает и программу выбирает. Всегда была мечта выйти на европейский формат: когда в маленьком городе проводится фестиваль с мировыми звёздами.

Е. Филина: Что вы делаете для продвижения классической музыки в городе?

А. Маркин: Благодаря активности в социальных сетях, у нас молодёжь появилась в зале. Главное, не нужно бояться, что тебя не поймут. Мы не задвигаем на концертах про высокодуховность и сложность. Должна звучать новая музыка, её должен изучать дирижёр и оркестр. Репертуар мы обсуждаем в чате «ВКонтакте», совместно формируем программу. На следующий сезон уже есть несколько предложений от музыкантов: «Дафнис и Хлоя» Мориса Равеля, «Море» Клода Дебюсси, Четвёртая симфония Петра Чайковского. Мы планируем новый сезон коллегиально.

Е. Филина: В каком направлении движется репертуар вашего оркестра?

А. Маркин: Во главе угла стоит сложная симфоническая музыка. Это наше общее с оркестром решение. Мы так хотим развиваться. Играем симфонии Шостаковича, Глазунова и Мясковского, произведения Балакирева. Не хочется исполнять попсу, хочется играть что-то серьезное, тянуться и уважать себя как музыкантов.

Е. Филина: Ваш любимый дирижёр?

А. Маркин: Ян ван Зведен, главный дирижер Нью-Йорской филармонии. У него потрясающе чёткие руки, интеллигентная харизма. И Станислав Скровачевский, польский маэстро.

 

Фото пресс-службы Владимирского центра классической музыки