Интервью

 

Дата выпуска: 06.04.2018

Новую сетку вещания «Орфея» представил в прямом эфире программный директор радиостанции. С Евгением Кобылянским беседовали Наталия Сергеева и Евгений Златин.

Е. Златин: Сегодня «поджемить» с нами пришёл наш программный директор Евгений Борисович Кобылянский. У нас накопились некоторые вопросы. И основной вопрос, конечно, связан с изменениями на радио «Орфей», которые витают в воздухе, в соцсетях. Здравствуйте.

Н. Сергеева: Здравствуйте.

Е. Кобылянский: Доброе утро. Я понимаю, почему вы собрались в такую рань.

Е. Златин: Да, мы сегодня всё-таки пришли на работу. А ещё внизу стоят толпы людей, сейчас мы откроем окно, и Евгений Борисович скажет своё слово.


Мы выбираем не просто доступные нам аудиозаписи, а наиболее интересные исполнения


Н. Сергеева: Евгений Борисович, сразу же вопрос: почему вообще возникла необходимость что-то менять на «Орфее», который существует уже четверть века и имеет свою аудиторию, сложившийся набор программ, определённую сетку вещания? Зачем эти перемены?

Е. Кобылянский: Радиостанция — это живой организм. Она, как и человеческий организм, проходит двенадцатилетние циклы взлётов и падений. Пришло время меняться. У каждого руководителя, у каждого идеолога, у каждого продюсера есть свой почерк, своё видение. И накопилось очень много того, что хотелось бы внести в жизнедеятельность радиостанции: и организационно, и репертуарно, и, что касается моей работы, программно. Вопрос изменений не подразумевает, что было плохо, а стало хорошо. Да и было хорошо. Просто неизбежно приходит время, когда нужно осовременивать язык, осовремениваться технологически, вносить всевозможные опции для слушателей. Ничто не стоит на месте, и мы должны развиваться. Это эволюционный процесс, как я и говорил в самом начале, когда только заступил на вахту.

Е. Златин: В первую очередь вопрос относительно музыки. Как и насколько она будет меняться?

Е. Кобылянский: Прежде всего радио «Орфей» является рупором классического музыкального искусства. Поэтому наша основная парадигма, которая остаётся неизменной, — классическая музыка в самых лучших её образцах. Казалось бы, что в классике может измениться? Что в ней нового? Меняется то, что для вещания в эфире мы выбираем не просто доступные нам аудиозаписи, а наиболее интересные исполнения, пользуясь при этом и архивами частных коллекций, и огромным архивом радио «Орфей». Кроме того, для записи редких произведений, в том числе музыки композиторов, наследие которых мы сегодня возвращаем (Мосолова, Голованова, Половинкина), мы привлекаем наши коллективы. Я запускаю новый этап: вовлечение наших коллективов (симфонического оркестра, народного и академического хоров) в процесс создания музыки для радио «Орфей». Соответственно, наша радиостанция промоутирует эти коллективы.

Сегодня классика, звучащая у нас, — это не просто обычные исполнения из библиотеки, а действительно редкие и интересные вещи, которым, в частности, посвящена пятничная рубрика. Называется она «Возвращённые шедевры. Коллекция уникальных исполнений».


«Салон Кленской» и «Тавор в мажоре»


Е. Златин: И надо обозначить время: в пятницу в 21:00.

Е. Кобылянский: Я сейчас объясню, почему именно в 21:00. Многие слушатели задавали вопрос: «А как же „Концертный зал“?» Друзья мои, «Концертный зал» — это не ладушки на диване в виду отсутствия билетов в филармонию. Это прежде всего слушание произведений крупной формы и беседы с нашими редакторами.

И сейчас я перехожу к самому главному. Вы знаете, что ранее многие программы радио «Орфей» записывались, тщательно вычищались и выходили в эфир уже в некоем стерильном виде. На сегодняшний день мы перешли к вещанию в живом формате в ключевые часы, когда к нам в гости приходят музыканты, композиторы, дирижёры и когда можно задать вопрос ведущему и автору программы, вступить в дискуссию. Это очень важно, потому что не может радиостанция, занимающаяся столь серьёзной музыкой, работать вне связи со своими слушателями, со своей аудиторией. Вы уже прошли боевое крещение, своеобразный тест-драйв — это наш «Утренний джем» с 9 до 11 утра.

Е. Златин: И продолжаем проходить с огромным удовольствием.

Е. Кобылянский: И продолжаете проходить. Теперь с понедельника по четверг с 19 до 20:30 вы сможете стать свидетелями живого общения в эфире с Ириной Кленской и её гостями. Полюбившаяся всем рубрика с Еленой Камбуровой тоже станет частью этого общения.

Н. Сергеева: То есть программа «Нездешние вечера» никуда не уходит?

Е. Кобылянский: Она видоизменяется для живого формата, для формата «здесь и сейчас».

Наш любимый Йосси Тавор, замечательный человек, великолепный знаток музыки и рассказчик, переехал из «Утра в мажоре» в более просторную квартиру под названием «Тавор в мажоре».

Е. Златин: Переехал он, подчёркиваю, без меня, то есть мажор остался, а утро перешло в джем.

Е. Кобылянский: Тавор со Златиным жили в коммуналке. Но мы должны следовать основной парадигме жилищно-коммунальной политики нашей страны — расселять коммуналки. Поэтому Тавор переехал в отдельную квартиру, и у него есть полтора часа вечернего пятничного эфира с 19 до 20:30, когда он может пообщаться со своими гостями и ответить на ваши вопросы здесь и сейчас.


«Вечерний Орфей»


Е. Златин: Итак, пятница — это «Тавор в мажоре» в 19:00 и «Коллекция уникальных исполнений» в 21:00. Что же в другие дни?

Е. Кобылянский: Вся рабочая неделя с 21:00 до 22:30 — это тоже живые эфиры. Если в будний день нет больших событий, таких как день рождения Сергея Васильевича Рахманинова или ещё что-либо в этом роде, то по понедельникам мы с вами будем слушать и обсуждать камерную музыку, которой мы теперь уделяем больше внимания. По вторникам в вечернем «Орфее» мы участвуем в европейских событиях (фестивалях, конкурсах, концертах), которые освещаются нашими замечательными авторами и ведущими Ириной Тушинцевой и Анастасией Буцко. По средам у нас «Оперные страсти, или Опера гала» с Николаем Рыбинским, который тоже переехал в более просторное для него время, и теперь нас ждёт действительно уникальная коллекция Рыбинского и живое общение об оперной музыке и выдающихся концертах. Каждый четверг в 21 час в эфире освещаются события российской фестивальной, концертной жизни. Это в том числе и музыка нового века, которой, как и в понедельник, занимаются наши редакторы: Елена Панфилова, Ольга Кордюкова и Ольга Сирота.

Е. Златин: Музыка нового века — это современная музыка?

Е. Кобылянский: Это музыка, которая создаётся в России сегодня, это современные исполнения классики нашими коллективами, нашими оркестрами и сольными исполнителями, это наши события, наши фестивали. Огромная страна живёт насыщенной академической жизнью, и мы убедились в этом даже за прошедший месяц: Казань, Новосибирск...

Е. Златин: Сочи.

Е. Кобылянский: Совершенно верно. Поэтому сейчас «Орфей» уделяет больше внимания регионам, крупным культурным центрам России. Мы ездим, мы путешествуем, мы участвуем в этих событиях и стараемся освещать их как можно более полно.


«В гостях у Ларисы Гергиевой», «Легендарные певцы Императорских театров», «Кумиры XX века» и архив программ


Н. Сергеева: Евгений Борисович, наши радиослушатели очень переживают по поводу того, что будет с программами, к которым они привыкли и которые они слушали на протяжении многих лет. Будет ли возможность где-то послушать эти программы?

Е. Златин: Например, «Музыка, которая вернулась» с Михаилом Казиником.

Е. Кобылянский: Музыка будет продолжать звучать на радио «Орфей» и без Михаила Казиника. А его замечательные программы, за которые мы, безусловно, ему очень признательны, сохранены в архиве радиостанции. Этот архив доступен на сайте радио «Орфей», и все, кому полюбились эти программы, могут послушать их неограниченное количество раз. В эфирном пространстве мы прекратили повторы. И если через какое-то время у нас и у Михаила Казиника возникнут взаимно интересные идеи, то мы сможем вернуться к этой теме. То же касается и других программ, которые покинули эфирную сетку. Это не означает, что они чем-то нам не понравились. Это означает лишь то, что появились новые программы и новые концепции освещения тех или иных аспектов классической музыки. Поэтому если у наших авторов и партнёров появятся новые идеи, они к нам присоединятся. Мы продолжаем сотрудничество и сохраняем взаимно уважительное общение. Никакой трагедии не случилось.

У нас есть ещё и дневное время. Теперь наши дневные программы будут выходить ровно в 15 часов. Это интересные информационные рубрики получасового формата. Мы вернули в эфир замечательную программу «Кумиры XX века». Она посвящена музыке кино и вообще современным веяниям в музыке, связанным непосредственно с киноискусством и с изобразительным искусством. Цикл программ «Кумиры XX века» будет выходить по понедельникам. Во вторник и пятницу мы с вами будем встречаться с Ларисой Гергиевой. Вторничная рубрика «В гостях у Ларисы Гергиевой» — это некая гостиная, где нас ждёт не только история, которая была в полюбившейся всем программе «Я — концертмейстер», но и музыканты, выходящие за рамки пианизма. Лариса Абисаловна подготовила очень много интересной информации. Это настоящая кипящая фабрика-кухня. А вот в пятницу вас ждут «Легендарные певцы Императорских театров». Я сейчас открою военную тайну. Лариса Абисаловна находит действительно уникальные архивы записей, порой достаточно ветхие. И мы, команда радио «Орфей», восстанавливаем их, доводим их до эфирного качества звучания, чтобы вы смогли насладиться вместе с нами уникальными голосами. По средам в ближайшее время у нас выходят программы из цикла «Шум времени» Ирины Кленской. А через несколько недель на смену этому циклу придёт новая рубрика, которую готовит наш молодой дружный коллектив. Она называется «ДНК музыки».

Н. Сергеева: А что это такое?

Е. Кобылянский: Во-первых, это программа, в которой мы обсуждаем, с чего началась музыка именно как искусство, а не просто как набор звуков. Во-вторых, это программа, в которой мы исследуем связь музыки с наукой, с различными учениями, с историческими событиями, судьбоносными для человечества, — всё, что является внутренней составляющей музыки, которую человек может не знать, но чувствует своим подсознанием. Этот цикл сейчас в стадии подготовки, и постепенно он войдёт в наш эфир.

Н. Сергеева: Кто его будет вести?

Е. Кобылянский: Пока мы не определились с ведущим.

Е. Златин: Будешь задавать такие вопросы, поставят нас с тобой.

Е. Кобылянский: Это очень динамичная программа с интересными музыкальными фрагментами: ранняя классика, музыка, исполняемая на совсем старинных инструментах (сейчас мы наполняем архив). Поэтому ведущие программы будут меняться. Какие-то программы буду вести непосредственно я, а какие-то — и вы, друзья мои.

Е. Златин: Давайте тогда вместе.

Е. Кобылянский: Давайте вместе, я не против, тем более у нас уже есть успешный опыт.

Е. Златин: Да.


«Рандеву с дилетантом», «Меценат», «Музыка на грани», «Коллекция уникальных исполнений»


Е. Кобылянский: В дневное время четверга переехала ещё одна любимая слушателями программа — «Рандеву с дилетантом» Владимира Молчанова. Она заняла своё достойное место в этот день, в 15 часов. На вопрос, почему некоторые программы покинули выходной день и переехали в будни, могу ответить так: в выходные дни мы больше внимания уделяем музыке и меньше внимания — разговорам. Это не означает, что в выходные не будет вообще никаких программ.

Из воскресенья в субботу переместилась программа «Меценат», которая будет выходить в своё время — в 15 часов. С 17 до 18 часов привычно на своём месте, к радости поклонников, коих немалое количество, программа «И музыка, и слово». В остальное время будет звучать просто хорошая музыка. Для тех, кто не успел послушать программу «Рандеву с дилетантом» в четверг, она будет идти в повторе по воскресеньям в 10 утра. Мало ли, рабочий день, кто-то не смог оказаться у радиоприёмника в это время.

Вечер выходных — это ещё одно новое событие радио «Орфей»: «Музыка на грани». Почему «Музыка на грани»? Что это за грань такая? Это сегодняшняя грань в академическом искусстве, где классика, привычная нашему слуху, переходит в современный джаз и наоборот, где этническая музыка строится по классическим канонам, записывается необычным инструментарием, содержащим в себе и инструменты симфонического оркестра, и этнические инструменты, и даже электронные. Она отвечает классическим канонам построения и написания музыки. Всё, что находится на этой тонкой грани, мы кропотливо отбираем, что называется, на конкурсной основе, делаем интересный материал, который объясняет нашим слушателям, в чём природа этой музыки, почему она нам интересна, почему мы стараемся идти в ногу со временем. Это не просто программы о джазе от архаического до современного. Для этого достаточно других медийных ресурсов. Это именно тот срез современного (и не только современного) искусства джаза, которое созвучно классике. Это в том числе произведения Джорджа Гершвина, Леонарда Бернстайна и других американских классиков, которые используют множество гармонических и ритмических построений, заимствованных из джаза. Это целый пласт музыки, которая, собственно, так и называется — симфоджаз, когда джазовые музыканты в своих экспериментах обращались к классике и создавали необыкновенные исполнения. Не обработки классики, а именно прочтения.

Снова приоткрою военную тайну. Как вы помните, одна из наших новых программ в «Коллекции уникальных исполнений» была посвящена «Аранхуэсскому концерту» Хоакино Родриго.

Е. Златин: Да-да.

Е. Кобылянский: Играл Пако де Лусия, дирижировал Эдмон Коломер. Так вот в одном из предстоящих выпусков субботней рубрики «Музыка на грани» мы с вами будем слушать ещё одно уникальное исполнение этого произведения, дирижёр и аранжировщик — Гил Эванс со своим огромным духовым оркестром. Оркестр, созданный Гилом Эвансом, — это не просто биг-бенд. Он дополнен всеми характерными духовыми инструментами симфонического оркестра: там звучали и валторны, и фаготы, и кларнеты — полный спектр духовых инструментов. В конце пятидесятых годов этот уникальный оркестр записал Adagio из «Аранхуэсского концерта», в котором солировал на трубе молодой и перспективный Майлс Дэвис. Это действительно уникальное прочтение, в котором настолько тонко прочувствовано и бережно сохранено настроение и состояние Хоакино Родриго, что это заслуживает отдельного разговора.

Впереди ещё много музыки, которую я пока не буду анонсировать, но уже в эту субботу и воскресенье вы начнёте её слушать и, надеюсь, вместе с нами получать удовольствие.

Е. Златин: Вы предварили мой вопрос: то есть уже с сегодняшнего дня новая сетка вступает в силу?

Е. Кобылянский: Да.

Е. Златин: «Утренний джем» мы уже сколько разогреваем? Полторы недели.

Е. Кобылянский: Вы тренируетесь.

Е. Златин: А-а, понятно.

Е. Кобылянский: Это были, так сказать, полевые учения. А сегодня вы заступили на вахту.

Е. Златин: Евгений Борисович, вопрос о том, что мы ещё не упомянули: о программе «Пара фраз» от Алексея Сканави, которая ушла из нашего утреннего эфира.

Е. Кобылянский: Ну, ушла-то она недалече. Мне и самому очень нравятся эти программы — эти короткие, но очень яркие и информативные зарисовки. Теперь они будут звучать по будним дням в 12 и в 17 часов, а в выходные дни — в 14 часов и в 20:30. Так что «Пара фраз» Алексея Сканави у нас осталась, так же как и «Экспомузыка» — ещё одна интересная информационная программа, которая будет выходить по будним дням в 13 часов.

Теперь каждый будний день время с 16:30 будет посвящено репортажам наших специальных корреспондентов, которые освещают актуальные события: фестивали, конкурсы, концерты в разных городах нашей огромной страны. Я прежде всего опираюсь на то, что нас слушают по всей России, и для всех слушателей от Москвы до Владивостока актуальны новости музыкальной жизни и в первую очередь классического музыкального искусства.


«Лакшери-час»


Н. Сергеева: Евгений Борисович, в новой сетке вещания на протяжении всей недели с 18 часов стоит «Лакшери-час». Что это такое?

Е. Кобылянский: «Лакшери-час» — это не въехавший в студию на полном ходу Бентли, не пугайтесь. Как вы помните, многие радиослушатели писали нам о том, что их раздражает реклама. Ну, всегда ведь что-нибудь раздражает, правда?

Е. Златин: Обязательно.

Е. Кобылянский: Это как в анекдоте: и так неплохо, и эдак, а туда-сюда раздражает. Поэтому мы нашли новую форму работы с нашими рекламодателями. Эта интересная форма позволяет нашим слушателям получить час музыки без рекламы в замечательное время с 18 до 19 часов. В этом часе есть реклама одного-единственного спонсора, который вкладывает свои ресурсы. Но его рекламный материал сделан полностью в классическом инструментарии, чтобы не ломать и не нарушать концепцию звучания нашего эфира. Ранее мы говорили, что все рекламные ролики, звучащие на радио «Орфей», вся продукция, которая будет сопровождать эфир, будет производиться в классических канонах, в классическом инструментарии, с темами, звучащими академично, укладывающимися в нашу музыкальную концепцию. Так вот в начале, в середине и в конце часа прозвучит тридцатисекундный ролик, и больше никакого набора из рекламной нарезки там не будет. Там будет тщательно отобранная классическая музыка: в основном произведения малых форм и иногда крупные формы полностью, концерты в прекрасном исполнении и в великолепном качестве звучания.

Я полагаю, что в недалёком будущем у нас может появиться ещё один «Лакшери-час». Эта форма, когда нет пёстрой нарезки, в которой никто не успевает понять, кто кого рекламировал, удобна и для наших партнёров, и для слушателей, потому что они получают больше музыки и больше вовлекаются в то, ради чего мы здесь находимся и работаем с утра до ночи.

Е. Златин: Что будет в те временные промежутки, которые не указаны в эфирной сетке?

Е. Кобылянский: Я затаил дыхание. Я сейчас скажу, наверное, глупость. Но я должен это сказать.

Е. Златин: Давайте.

Е. Кобылянский: Всё то время, о котором я не говорил, будет звучать прекрасная классическая музыка.

Н. Сергеева: Неожиданно!

Е. Златин: Вот это поворот!

Е. Кобылянский: Вот это сюжет! Просто детектив какой-то!

Е. Златин: Но даже здесь можно задать вопрос. Понимаете, сейчас у меня в голове (даже не в интернете, а просто в голове) возникает вопрос, который нам часто задают радиослушатели. Произведения будут звучать фрагментами или полностью?

Е. Кобылянский: Радиослушатели задают совершенно справедливый вопрос. Произведения крупной формы (концерты, симфонии) большей частью относятся к вечерним эфирам в 21 час и к спонсорскому часу, в ходе которого совершенно спокойно может прозвучать, скажем, какой-нибудь концерт для инструмента с оркестром целиком, не резаным. Я против сепарации музыки на фрагменты, немотивированных обрезок. Есть жанры музыкального искусства, где понятие «файда» само собой разумеется: прошло три с половиной минуты информации — дальше ждать нечего, есть нечего, ночевать негде, и можно спокойно увести звук. Но в том направлении музыки, которым мы занимаемся, это невозможно. Поэтому произведения малых форм, естественно, будут идти целиком, Adagio или Allegro из произведений крупных форм также будут звучать полностью. А уж весь концерт — либо в спонсорском часе, либо в линейке, которая идёт в 21 час. Там мы слушаем произведения без купюр, что очень важно в классической музыке.


География «Орфея»


Е. Златин: Напоминает анекдот: «Ты можешь шестнадцатыми сыграть?» — «Могу». — «А тридцатьвторыми можешь?» — «Могу». — «А шестьдесятчетвёртыми можешь?» — «Могу». — «А стодвадцатьвосьмыми?» — «Могу». — «Ну сыграй хоть одну».

Какая будет вестись работа по вещанию радиостанции «Орфей» в FM-диапазоне в городах, где нас ещё нет? Чего ждать нашим слушателям, которые нас любят и слушают нас через интернет и через мобильное приложение «Радио Орфей»?

Е. Кобылянский: Может быть, я покажусь излишне жёстким, но не в моих правилах давать немотивированные обещания. Да, мы делаем ставку на расширение присутствия радио «Орфей» в регионах. Но получение частот в FM-диапазоне — это сложный процесс не только с административной, но и с коммерческой точки зрения. Поэтому я предпочитаю информировать о конкретных делах тогда, когда они будут сделаны. Сделано — я доложил. А кормить аудиторию и вас, друзья мои, неподкреплёнными обещаниями точно не буду.

Е. Златин: Программный директор радио «Орфей» Евгений Борисович Кобылянский в программе «Утренний джем». Огромное вам спасибо за то, что вы пришли к нам в утренний эфир.

Н. Сергеева: Спасибо.

Е. Кобылянский: С добрым утром.