Интервью

 

Дата выпуска: 21.03.2018

Как быть с рекламой в эфире радио «Орфей»? Какие новые программы появятся? Программный директор Евгений Кобылянский ответил в прямом эфире на вопросы радиослушателей. Беседу вели Натали Сергеева и Евгений Златин.

Е. Златин: Мы счастливы приветствовать программного директора радиостанции «Орфей» Евгения Борисовича Кобылянского. Здравствуйте, Евгений Борисович.

Е. Кобылянский: Здравствуйте.

Е. Златин: Уже давно, целую неделю, идёт анонс о том, что вы сегодня будете в эфире. Огромное количество вопросов поступает во всех соцсетях. И конечно, первый вопрос связан с вашей последней репликой в видеоролике: «Попробуйте не прийти». Мы с Наташей так испугались, что даже взяли и пришли, хотя и не собирались.

Н. Сергеева: В общем, да.

Е. Кобылянский: Я рад вас видеть.

Н. Сергеева: Мы тоже.


Классическая музыка не взялась в моей жизни случайно, потому что я, собственно, с неё начал своё музыкальное образование и ни на секунду не прекращал ею заниматься


Е. Златин: Говорят, не дай вам бог жить в эпоху перемен. Но я смотрю на это немножко по-другому: эпоха перемен идёт, и дай нам бог в неё жить. Перемены происходят на радио «Орфей». Мы встречались с вами такой же компанией 31 декабря, вы были в качестве гостя. Как встретишь новый год, так его и проведёшь. Сейчас вы в студии в качестве программного директора. Прежде всего мы попросим вас ответить на вопросы, которые пришли в голову нам с Наташей Сергеевой, а после мы перейдём к вопросам от наших радиослушателей.

Н. Сергеева: И сразу же первый вопрос. Широкая аудитория знает вас как продюсера, как музыканта, как человека, который очень много работал с эстрадными артистами. Почему классическая музыка? Откуда она взялась? И как вы оказались на радио «Орфей»?

Е. Кобылянский: Классическая музыка не взялась в моей жизни случайно, потому что я, собственно, с неё начал своё музыкальное образование и ни на секунду не прекращал ею заниматься. Надо понимать, что для меня работа с эстрадными исполнителями – это расширение границ моего профессионального реноме. Был период, когда это действительно было мне интересно: новые звучания, новые голоса. Я совершенно искренне интересовался направлениями эстрады, записывал что-то в своей студии. Параллельно с этим выпускались (правда, не в России) мои инструментальные произведения. Я всю жизнь очень серьёзно занимаюсь инструментальной музыкой (оркестровой и электронной), пишу для кино. Просто в силу того, что, к сожалению, многие вещи не развиты в нашем эфирном пространстве, эта часть моего творчества не нашла широкого, публичного развития в России, но нашла его в других странах. Ну, ничего страшного.

Моя классическая фонотека регулярно пополняется. Мало того, многое из этой коллекции перекочевало в наш эфир. Это действительно ценные вещи, которые нужны и интересны слушателям: и исполнения уже состоявшейся классики, и произведения современных композиторов.

А то, что я принял такое ответственное решение, связано вот с чем. Уже несколько лет в Европе я большей частью занимался проектами, связанными с большими оркестрами (и симфоническими, и комбинированными составами), инструментальной музыкой, кинотреками и музыкой для постановок. Наверное, мне стало неинтересно то, что переживает огромную стагнацию, и наступил какой-то тупик. Я вернулся в родные пенаты. А поскольку знаний более чем достаточно для того, чтобы развивать направление нашей радиостанции, то задача сделать эфир живым, современным и насыщенным именно в рамках классической музыки, не смешивая её ни с эстрадой, ни с ещё чем-либо, амбициозна и интересна. А самое главное – мы это знаем, умеем и уже творим.

Е. Златин: Хотелось бы коснуться основных вех вашей биографии. Вы закончили консерваторию.

Е. Кобылянский: Я закончил консерваторию как композитор.

Е. Златин: Как композитор? Я всегда считал, что как пианист.

Е. Кобылянский: Нет, как пианист я учился в музыкальном училище, а дальше продолжил образование как композитор, а потом – ещё и как продюсер. Ну, когда человек занимается композицией, он не прекращает играть на фортепиано. Я до сих пор не прекращаю.

Е. Златин: И не только. Мы помним по эфиру 31 декабря. Вы представлены в интернете не только как композитор, но и как мультиинструменталист. Какие это инструменты?

Е. Кобылянский: Это ударные инструменты: и перкашн, и ударная установка. Я давно этим занимаюсь. В какой-то момент в мою исполнительскую биографию вошла гитара: акустическая, электрическая. Сначала это было просто хобби, потом оно переросло в то, что гитарные партии в своих сочинениях я записываю сам.

Е. Златин: Поговорим о работе на радио. До радио «Орфей» что это было?

Е. Кобылянский: Были разные радиостанции, с которыми я сотрудничал и на которых делал авторские программы. На данный момент мои программы выходят, например, на одной из испанских радиостанций. Это англоязычные программы о музыке на стыке жанров, где в формате современной крупной формы, неоклассики, звучит музыка в широком инструментарии, с электронными инструментами. Программы эти очень интересны, европейцы с удовольствием их слушают, интересуются этим направлением, проводятся всевозможные фестивали.

Кроме того, у меня есть ещё и преподавательская деятельность. Во многих университетах, где занимаются музыканты (и в Женеве, и в Мадриде, и в других городах), я делал лекции и мастер-классы, которые касаются современного звукообразования, расширения границ звучания классического оркестра, того, где оно уместно, а где неуместно. Это очень большая творческая часть, которая интересна современным музыкантам, получающим академическое образование, что для меня особенно ценно.

Е. Златин: Сегодня первая встреча, и мы будем регулярно встречаться в рамках рубрики «Колонка программного директора», где вы будете беседовать с нашими радиослушателями и отвечать на их вопросы, правильно?

Е. Кобылянский: Да, я хотел бы, чтобы наше общение было ежемесячным. И сразу оговорюсь, почему я открыто на это иду. Я внимательно читаю вопросы и мнения наших слушателей в социальных сетях. И я понимаю, что без такого открытого диалога они станут неким снежным комом, который будет накапливаться, обрастать. В данном случае мне хочется в первую очередь выступить с позиций человека, который в содружестве с командой творит новую концепцию звучания радиостанции, её новую жизнь. Важно, чтобы мы были на одной волне, чтобы вместо агрессивного градуса были конструктивные пожелания. И, кстати, много конструктивных предложений и пожеланий я уже успел прочесть. Работа по ним ведётся.

Е. Златин: Я думаю, мы их и озвучим.

Н. Сергеева: Поэтому прямо сейчас я предлагаю перейти к ответам на вопросы наших радиослушателей, которые они писали в социальных сетях: в «Фейсбуке» и во «ВКонтакте».

Реклама в эфире радио «Орфей»

Е. Златин: Пишет нам Алексей Моисеев. Он задаёт вопрос, который практически регулярно в течение длительного времени появляется во всех социальных сетях: «Евгений Борисович, есть вопрос к любимому радио. Что делать с рекламой? Действительно ли она так выгодна, чтобы разрушать эфир неожиданными всплесками?» Дальше идёт цитата рекламы, я её приводить не буду. «Многие ценители классической музыки действительно только по этой причине уже отказались слушать „Орфей“ днём, когда есть реклама». На ваш взгляд, это проблема или не проблема?

Е. Кобылянский: Я готов к ответу на этот вопрос. Я не считаю это проблемой. Реклама – совершенно нормальная часть жизни. Она, безусловно, необходима для жизнедеятельности радиостанции. Сегодня мы затеяли техническое переоснащение: новые микрофоны в студиях, пульты, вещательные процессоры и так далее. Это достаточно дорогое удовольствие. И доходы от рекламы позволяют нам решать эти задачи. Но самое главное, о чём я хотел сегодня сказать слушателям, – мы хотели бы, чтобы все рекламные ролики, которые будут звучать на радио «Орфей», были сделаны нами. Это не произойдёт быстро, но работа уже началась. Сейчас наши студийные возможности расширяются. И новые рекламные ролики будут производиться в формате звучания радиостанции, то есть на основе классического инструментария, чтобы не было слухового диссонанса, когда после звучания произведений Щедрина, или Баха, или ещё кого-либо из серьёзных композиторов вдруг внезапно звучит какая-то ерунда.

Плюс к тому, к концу марта, я надеюсь, мы завершим работу над программированием новой линейки и новой системы наполненности плейлиста, и наши технические возможности позволят сделать уровень звучания рекламных блоков немного мягче и тише относительно музыкального материала, который звучит в эфире. Многие часы, которые я провожу не в редакции, я являюсь точно таким же слушателем и точно так же в машине, как только звучит реклама, а я нахожусь под впечатлением от услышанного классического произведения, мне хочется сделать тише. Поэтому я веду работу над тем, чтобы упредить эти движения ручкой громкости.

Программы «Орфея»

Н. Сергеева: Следующий вопрос касается авторских программ нашего эфира, часть из которых, ни для кого не секрет, идёт в повторах. Но тем не менее очень многие радиослушатели, и одна из них – очень активная и сердобольная Ирина Телина, просят не убирать программы, считая их «жемчугом „Орфея“». Что ждёт программы? Изменятся ли они? Что уйдёт, что появится?

Е. Кобылянский: Все уйдут, а мы останемся.

Е. Златин: Вы сейчас будете поняты буквально.

Е. Кобылянский: Нет, это шутка. Естественно, неизменным остаётся наш редакционный коллектив. Это сердце радиостанции – прекрасные специалисты, которые в первую очередь являются авторами программ, собирают материал для них. Меняется структура звучания эфира. Какие-то темы остаются, но они будут по-другому называться, выходить в несколько другое время.

Я могу приоткрыть завесу: в вечернее время, в 21 час, когда раньше у нас был «Концертный зал», теперь будут вечера тематических программ. В частности, вечер понедельника – это вечер камерной музыки. Каждый понедельник мы будем разбирать новинки, интересные записи и живые исполнения произведений в жанре камерной музыки. Это очень важное и интересное направление, которое раньше было не полностью освещено на «Орфее». По вторникам мы с вами явимся свидетелями выдающихся фестивальных концертов европейской музыкальной жизни – программы «Еврорадио». По средам – «Оперные страсти» и «Оперные гала» с Николаем Рыбинским: программа, которая раньше шла днём полчаса. По средам она будет выходить уже в более широком формате: от часа до полутора. Четверг – это день, который мы посвящаем российским фестивалям, классическим премьерам. Пятница – вечер коллекции уникальных исполнений, где мы собираем ранее не звучавшие и новые, свежие, уникальные исполнения классической музыки и обсуждаем их. Кстати, одну из таких программ я уже выпустил. Она посвящена записи исполнения Пятой симфонии Дмитрия Шостаковича оркестром Евгения Мравинского в Токио в 1978 году. Субботние и воскресные вечера у нас посвящены рубрике «Музыка на грани», в которой академическая классика встречается с современной этнической музыкой, электронной музыкой. Это новаторские произведения, которые заслуживают внимания в нашем эфире. О них тоже будут дискуссии.

Я рассказал только о вечерней линейке. Днём тоже будут интересные программы.

Музыка на «Орфее»

Е. Златин: Пришёл комментарий от Романа Сидорова: «Избави Бах от Шёнберга в эфире». Это просто комментарий, но я его переформулирую в вопрос: будут ли звучать в эфире представители нововенской школы – Шёнберг, Берг, Веберн?

Н. Сергеева: И современных авторов? Потому что просят Эдуарда Артемьева и многих-многих других композиторов.

Е. Златин: Артемьев уже есть.

Н. Сергеева: Ну, хотят больше.

Е. Кобылянский: Эдуард Артемьев – один из моих любимых современных российских, советских композиторов. Его прекрасная киномузыка, естественно, займёт достойное место в нашем эфире.

Должны звучать и произведения Шёнберга и Берга. Это неотъемлемая часть классической музыки. Она интересна, у неё есть свой круг поклонников. Другой вопрос, что, если вдруг ни с того ни с сего подать её в эфире…

Е. Златин: В девять утра.

Е. Кобылянский: Для многих слушателей эта музыка будет непонятна. Поэтому она будет звучать в тематических программах, где к ней будут предпосланы грамотные аннотации от наших редакторов, музыковедов и где она будет подана в соответствующем профессиональном обрамлении.

Е. Златин: Вопрос от Игоря Кузнецова: «Я хотел бы знать, есть ли планы увеличить мощность московского FM-передатчика?»

Н. Сергеева: И вдогонку: планируется ли расширить географию вещания радио «Орфей» – единственной радиостанции классической музыки в России?

География вещания

Е. Кобылянский: Недавно в своём интервью большому информационному порталу я сказал, что мы являемся последним бастионом, который защищает и охраняет традиции академического музыкального искусства. Вопрос о городах вещания не связан с планированием. Мы можем планировать что угодно, но есть определённые возможности – и финансовые, и административные, и хозяйственные: выделение частот в регионах в FM-диапазоне, связанность этих частот с нашим форматом. Были случаи, когда люди получали частоту для вещания радио «Орфей», выполняли свои обязательства в течение двух лет, а затем благополучно перестраивали частоту на совершенно иную музыку. Поэтому сейчас мы начали работу над тем, чтобы вернуть наше присутствие хотя бы в больших городах России. Это не быстрый процесс, но мы будем над этим работать и по мере достижения каких-то успехов делиться нашими завоеваниями.

Сам по себе московский передатчик у нас мощный. Стабильность сигнала на этом передатчике зависит от вещательного процессора. Над этим сейчас ведутся работы, и частично они уже произведены. По крайней мере, у нас улучшилась тембральная окраска звучания радиостанции. Сейчас мы работаем над тем, чтобы подать RDS-сигнал, и тогда наши слушатели, у которых есть современные стационарные тюнеры или радиосистема в машине, смогут видеть на дисплее логотип радиостанции, её контактные телефоны, название и исполнителя произведения, которое в данный момент звучит в эфире. Постепенно, шаг за шагом мы приведём эту работу к успеху.

Е. Златин: Продолжим настраивать души на вечные ценности, как принято пафосно говорить.

Киномузыка

Н. Сергеева: «Евгений Борисович, как жить дальше?» – спрашивает Марина Юрыгина, которая услышала музыку из французского кинофильма. Давайте поговорим о музыке из кино, о мюзиклах. Этот вопрос тоже очень сильно волнует наших радиослушателей. Жалуются на то, что много такой музыки.

Е. Златин: И о том, как жить дальше, тоже поговорим.

Н. Сергеева: Конечно.

Е. Кобылянский: Начнём с финальной части. Как жить дальше? С удовольствием. Это самое главное.

По поводу звучания киномузыки. Я чётко разграничил для себя и для всех мюзикл и песенный музыкально-драматический спектакль. Содержимое песенных спектаклей убирается из эфира. Это не наш формат, и нам это совершенно не интересно. А мюзикл и киномузыка, безусловно, звучит. Мы стараемся давать больше симфонических кинотреков: музыку Ханса Циммера, Джона Уильямса, фрагменты из классических мюзиклов. И пусть не пугает слушателей то, что могут звучать в том числе и произведения Мишеля Леграна, написанные им для кино. Конечно, они не заполнят большую часть эфира, но, друзья мои, давайте помнить о том, что аудитория «Орфея» достаточно велика, и кто-то предпочитает послушать такую музыку. Я сейчас назову абстрактную цифру, но это займёт, может быть, одну восьмую или одну девятую содержимого плейлиста радиостанции.

Музыка национальных композиторов

Е. Златин: Вопрос от Эльназа Дудкина: «Здравствуйте. Было бы интересно, если бы вы включали в программу музыку национальных композиторов России (как цикл передач или же просто включали бы их в эфире): татарских, башкирских, удмуртских, чувашских и так далее». Планируется это?

Е. Кобылянский: Планируется. Более того, я только что вернулся из Казани, где мы записали уникальное большое интервью с Михаилом Васильевичем Плетнёвым. Он исполнил там своё произведение, посвящённое памяти своего отца, – «Татарскую рапсодию». И я привёз оттуда очень много музыки татарских композиторов в исполнении Государственного симфонического оркестра Татарстана под управлением Александра Сладковского. У меня в руках диск с музыкой Фарида Яруллина, Александра Чайковского, Рашида Калимуллина.

В регионах очень большой, интересный пласт музыки и огромное современное движение. Это касается не только Татарстана, но и всей России. Моя твёрдая позиция в том, что Россия – это не только Москва. И поэтому сейчас мы уделяем огромное внимание региональным проектам в Татарии, в Башкирии, на Дальнем Востоке, в Сибири, где развиваются молодые композиторы, музыканты. Сейчас очень много работы, связанной с тем, что нужно отобрать наиболее интересный материал. Эта музыка сначала будет представлена в тематических программах, чтобы люди знали, что это за композитор, откуда это произведение и как оно создано. Затем этот материал будет переходить в постоянную вещательную линейку.

Музыка для сольных инструментов

Н. Сергеева: Виктор Петрушенко пишет: «Наш радиоприёмник за последние несколько лет ни разу не перестраивался с вашей радиостанции. И за это время я всего лишь однажды слышал сольный контрабас на радио „Орфей“». Очень переживает за контрабасовое искусство Виктор Петрушенко. Давайте поговорим о произведениях для сольных инструментов.

Е. Кобылянский: Произведения для сольных инструментов – это как раз та проблема, которая была мною поднята ещё два месяца назад, буквально в самом начале моей работы. Это касается и камерной музыки, и уникальных исполнений. Есть прекрасные контрабасисты, и современные, и классические, и джазовые. Это даже не джаз, а, скорее, неоклассика с элементами импровизации, как у Эберхарда Вебера, например. Естественно, такая музыка должна звучать в эфире. Это произведения не только для контрабаса, но и для виолончели, для трубы, для фагота – для чего угодно. Мы сейчас отбираем музыку и готовим по ней соответствующий материал, чтобы она сопровождалась грамотными комментариями.

Классическая попса

Е. Златин: Вдогонку к вашим словам. Николай Андреев: «Слушаю „Орфей“ лет десять. Очень хочется свежего. Не обязательно современного, но свежего».

Н. Сергеева: И тут же небольшой комментарий. Очень многие наши подписчики жаловались на обилие Моцарта и Чайковского в нашем эфире. А на «Щелкунчика» собираются наложить табу.

Е. Златин: Мораторий.

Е. Кобылянский: Я не думаю, что нужно наказывать «Щелкунчика». Опять же, мы перестраиваемся, мы меняемся. Сейчас из всего коллектива радиостанции мало кто уходит из редакции раньше девяти часов вечера. Это не потому, что нам просто нравится здесь сидеть. Это потому, что мы разбираемся с огромным количеством музыки, которая должна занять место в эфире. В творчестве Петра Ильича Чайковского есть музыка ничуть не менее интересная, чем «Щелкунчик».

Е. Златин: И его концерт.

Е. Кобылянский: Да. Сформировалось даже понятие классической попсы: Сороковая симфония Моцарта…

Н. Сергеева: Пятая симфония Бетховена.

Е. Кобылянский: Пятая Бетховена, Второй концерт Рахманинова и дальше поехали. Я категорически против таких штампов. Но тем не менее существовали перекосы, и был период, который я даже сам замечал ещё до своего прихода на радиостанцию: звучало одно и то же, закрученное и заслушанное до дыр, причём в одних и тех же исполнениях. Поэтому мы сейчас готовим произведения, которые ранее не звучали. Более того, я отбираю для звучания в эфире множество малоизвестных произведений русской классики: Аренский, Алябьев и так далее.

Е. Златин: Евгений Борисович, прямо сейчас к нам пришёл вопрос.

Е. Кобылянский: Очень интересно.

Крупная форма

Н. Сергеева: В «Фейсбуке» Алексей Бризе спрашивает: «Будут ли звучать симфонические произведения полностью, а не по несколько минут? И планируется ли музыка Брукнера?»

Е. Кобылянский: Музыка Брукнера обязательно будет звучать. Это даже не обсуждаем, поскольку это очень значимый, большой композитор. А что касается фрагментов симфонической музыки, то мы на «Орфее» отказались от этой практики. И теперь, если даже симфоническая музыка звучит фрагментарно, например, в дневном эфире, то это будет первая или заключительная часть концерта или симфонии полностью, но ни в коем случае не урезанная.

Е. Златин: Ну не одна вариация из Паганини, да?

Е. Кобылянский: Да. Есть вечерние эфиры, где можно будет послушать концерт или симфонию целиком. Помимо этого, в дневном эфире тоже будут рубрики, которые позволят погрузиться в атмосферу какой-либо крупной формы. Произведений, резанных мелко в салат по принципу «лишь бы не более трёх минут», на радио «Орфей» не будет.

Н. Сергеева: Дорогие друзья, мы хотим сказать вам огромное спасибо за вашу активность в социальных сетях. Это касается не только комментариев к сегодняшнему эфиру. Особенно хотим отметить Зою Смирнову, Вячеслава Цыбу. Большое спасибо нашей прекрасной Галине Ивановне и многим другим радиослушателям.

Е. Златин: Спасибо вам огромное. Я хочу только добавить, что это далеко не последняя встреча в рубрике «Колонка программного директора радио „Орфей“».

Е. Кобылянский: Безусловно.

Е. Златин: Друзья, пишите свои комментарии, активно участвуйте в жизни наших социальных сетей, там всё время происходит что-то интересное. Не стесняйтесь задавать свои вопросы и, конечно же, высказывать предложения.

Е. Кобылянский: В частности, в «Фейсбуке». Поскольку я тоже являюсь активным пользователем сети, я захожу на страничку, читаю вопросы, общаюсь и отвечаю, так что я живой, настоящий, не виртуальный.

Е. Златин: Друзья, вас слышат и любят. Евгений Борисович Кобылянский был у нас сегодня в студии. Огромное вам спасибо за то, что вы сегодня пришли на работу, и за то, что вы посетили сегодня студию. И я надеюсь, что очень скоро мы встретимся в рамках этой же рубрики.