Интервью

 

Дата выпуска: 17.02.2018

Огромное количество новой музыки прозвучит на Пятом Транссибирском арт-фестивале, который стартует в начале марта. О премьерах фестиваля и не только в прямом эфире радио «Орфей» Алексей Барабанов побеседовал с Вадимом Репиным и Олегом Белым.

А. Барабанов: «Так говорил Заратустра» Штрауса звучит в нашем эфире. Именно этой музыкой триумфально, победоносно откроется Пятый Транссибирский арт-фестиваль. Художественный руководитель фестиваля, знаменитый скрипач Вадим Репин у нас сегодня в студии. Здравствуйте, Вадим Викторович.

В. Репин: Добрый вечер.

А. Барабанов: И директор Транссибирского арт-фестиваля Олег Белый. Здравствуйте, Олег.

О. Белый: Здравствуйте.

А. Барабанов: Спасибо, что вы уже пятый год приходите к нам, будучи нашими настоящими друзьями, партнёрами.

В. Репин: Я бы даже сказал, корреспондентами.

А. Барабанов: Совершенно верно. Я помню, Вадим, как вы выходили на прямую связь с нами по телефону из Японии.

В. Репин: Из Токио.

А. Барабанов: Вы со мной беседовали, было очень интересно, а самое главное – передавалась атмосфера с места событий.

Мы поговорим о том, что будет на фестивале, как его готовят, какие премьеры нас ожидают. Но вначале хочется передать вам от всей музыкальной общественности огромное спасибо за то, что вы так точно и прямо сказали вице-премьеру правительства Ольге Юрьевне Голодец о том, что требуется всё-таки поменять правила и не допустить того, чтобы инструменты пришлось сдавать в багаж.

В. Репин: Волей случая я оказался первым после вышедших новостей о новых правилах в «Аэрофлоте». За день до этого мне позвонило одно издание с просьбой прокомментировать их. Казалось бы, нужно было чего-то бояться, быть в состоянии стресса. Но в первый момент мне пришла мысль, что в России просто невероятное количество музыкантов, которые постоянно путешествуют «Аэрофлотом». Это, безусловно, самая любимая (моя уж точно) и, пожалуй, самая популярная авиакомпания. Все наши гости, которые летят в Новосибирск, чтобы принять участие на Транссибе, предпочитают «Аэрофлот», и это замечательно. Я был уверен, что всё разрешится очень просто и быстро, и проблем не возникнет. Так и произошло. Конечно, я благодарен Ольге Юрьевне, которой даже не пришлось ничего объяснять.

А. Барабанов: Потому что это очевидно.

В. Репин: Она уже была в курсе и представляла, что класть в багажное отделение Страдивари и Гварнери – это невозможно. Поэтому большое ей спасибо. Необходимо отдать должное опыту и здравомыслию директора авиакомпании Савельева, который сделал из «Аэрофлота» просто конфетку.

А. Барабанов: Мы надеемся, что и другие авиакомпании подтянутся.

В. Репин: Да, хотелось бы надеяться на такое же уважение к музыкантам со стороны других авиакомпаний. Это действительно очень важно, иначе невозможно летать.

А. Барабанов: И последствия для музыки, для концертов будут просто катастрофическими.

В. Репин: Да. К счастью, пока я не сталкивался с проблемами ни в одной из авиакомпаний. Но я постоянно (каждый месяц или два) слышу или читаю в интернете истории моих коллег. На мой взгляд, по большей части это связано с кадрами на местах. Чем западнее, тем больше чувствуется, что люди очень слабо подготовлены. Видимо, причина в том, что компании пытаются сэкономить на всём, на чём только можно, и это бьёт по уровню подготовленности кадров.

А. Барабанов: Ну что ж, пятый, юбилейный Транссибирский арт-фестиваль ещё не начался, а первая победа уже есть, и с этим можно поздравить.

В. Репин: Пятый фестиваль – это не только юбилей, но и точка отсчёта для нас. Когда начинаешь серьёзно размышлять на эту тему, понимаешь, что на самом деле всё только начинается. И с этим настроением мы берёмся за следующий, уже шестой фестиваль и строим планы на седьмой и восьмой. Азарт у нас в крови кипит, адреналин играет в полную силу, потому что концерт-открытие начнётся буквально через несколько дней, хотя мне ещё предстоит проехаться с моими концертными обязанностями по трём-четырём местам в Европе. Но тем не менее все мысли уже на Транссибе, в Новосибирске.

А. Барабанов: Как готовится арт-фестиваль? Наверное, здесь уместны категории музыки Штрауса: сочетание мистики, драматизма и сухой логики расчёта.

В. Репин: Мы с Олегом делим обязанности. На его плечах лежит глыба ответственности, связанной с организацией фестиваля. Всё настолько неоднозначно, настолько трудно! Нужно учитывать буквально каждую деталь. Это сумасшедшая работа. Мы уже пять лет пытаемся создать команду, которая могла бы стать для нас квалифицированной подмогой, но, как мы поняли, это самая трудная задача. Очень медленно, но верно у нас появляются новые сотрудники, новые лица, новые персоны с неожиданным видением, со свежими идеями. Но это очень сложный процесс.

А. Барабанов: Вадим, на открытии фестиваля вы исполните Скрипичный концерт Макса Бруха. Он регулярно появляется в вашем репертуаре. Чем он вас привлекает?

В. Репин: Я бы выделил несколько параметров. Мне кажется, первое и главное достоинство этого концерта в том, что это очень праздничное, романтическое сочинение, полигон для идей, для фразировки, для настроений, чувств и эмоций. В общем, это совершенно замечательное полотно, на котором огромное удовольствие что-то создавать. Кроме того, концерт довольно компактный, так что ни публика, ни исполнители не успевают выбиться из сил. Наверное, у каждого музыканта есть концерты-любимчики. И я думаю, что большинство моих коллег получает большое удовольствие от исполнения этого произведения.

А. Барабанов: Огромное количество концертов! Сколько всего за весь период фестиваля? Я думаю, вы даже ещё не определились с финальной цифрой, да, Олег?

О. Белый: С финальной – не определились. Но мы провели анализ и выяснили, что по сравнению с 2016 годом мы выросли почти вдвое. За два года – это нормально. Если сравнить ребёнка, которому три года, и ребёнка, которому пять, получится примерно такое же соотношение по весу.

А. Барабанов: Вадим Репин знает.

О. Белый: Единственное, что останавливает, мы думаем, что же будет в восемнадцать лет.

В. Репин: Паспорт.

О. Белый: Да. Пока у нас более сорока мероприятий в России, двадцать из них в Новосибирске, пять в Новосибирской области и остальные пятнадцать распределены по другим городам России. У нас в этом году по три выступления в Москве, Санкт-Петербурге и Самаре, рекордное количество интересных мероприятий в малых городах, причём не только близких к Новосибирску, но и удалённых, чего мы раньше не делали. Мы решили запланировать такие концерты, потому что артист такого уровня почти никогда не появляется в этих точках, а там живут люди, которые с большим интересом слушают концерты, и, насколько я знаю, билетов уже нет.

А. Барабанов: И практически в каждом концерте участвуете вы – Вадим Репин.

В. Репин: За исключением нескольких программ, в которых я оказываюсь в центре внимания, в основном я лишь принимаю участие в концертах наравне с другими исполнителями. Я с большой радостью участвую и в премьерах, и в исполнении камерной музыки.

Из новшеств нынешнего фестиваля. В прошлом году в разговоре с моей мамой, которая живёт в Новосибирске, вдруг выяснилось, что мой последний сольный концерт в этом городе был больше 35 лет назад. И она выразила особое желание, чтобы я каким-то образом это исправил.

А. Барабанов: Вы задумали для мамы программу?

В. Репин: Принимая во внимание то, что ей в следующем году исполняется 29, вернее…

А. Барабанов: Мы поняли.

В. Репин: В общем, круглая дата. И мы решили сделать отдельный, специальный концерт, который я посвящаю лично ей. Это будет сольная программа, которую ей хотелось услышать, – сонатный вечер с Андрюшей Коробейниковым. Кстати, буквально через пару дней у нас с ним следующий концерт во Франции, и мы будем репетировать программу, которая прозвучит в Новосибирске.

А. Барабанов: Это так отрадно! Ведь без стараний Галины Георгиевны мы, может быть, могли бы и не знать вас как скрипача мирового уровня. Какой она была с вами в детстве и какая она сейчас?

В. Репин: Без её стараний, без её седьмого, восьмого, двенадцатого чувства… У неё очень много разных чувств. Что я могу сказать о маме? Это тот человек, благодаря которому я есть, и не только физически. Мой характер, моя персона как таковая сформировалась под сильным её влиянием. И поскольку мои чувства к ней настолько разногранны, этот концерт для меня очень важен.

А. Барабанов: Одна из немузыкальных, но, безусловно, связанных с музыкой тем – фильм о Мстиславе Ростроповиче. Это специальная лента, созданная для фестиваля?

В. Репин: Нет. Это будет российская премьера. Фильм Бруно Монсенжон создан к десятилетию со дня смерти Мстислава Леопольдовича. Фильм очень обширен, очень массивен, очень интересен. Я даже не помню, была ли это наша идея или Бруно Монсенжон сам предложил привести именно этот фильм. Но, как бы там ни было, прямо в тему. Ростропович – фигура, которая сыграла одну из важнейших ролей в моём музыкальном, музыкантском становлении. Мне посчастливилось неоднократно выступать с ним, исполняя разную программу, и у меня был шанс наблюдать, как этот великий музыкант работает с оркестром, какие вещи он рассказывает. А после концертов – незабываемые вечера с разговорами о прошлом, о настоящем, о музыке и не только. Это был человек, которым невозможно насытиться. Десять лет так быстро пролетели, и кажется, будто их и не было, поскольку память о нём жива в сердцах всех, кого я знаю.

А. Барабанов: Вы говорили, что именно он открыл для вас музыку Шостаковича.

В. Репин: В моём видении Шостаковича, Прокофьева и русской музыки в целом случился буквально переворот с головы на ноги или наоборот. Наблюдая, я столько подсмотрел, открыл для себя столько потрясающих деталей, которые не лежат на поверхности!

А. Барабанов: Целая череда концертов под названием «Стороны света» – это программа с Кларой-Джуми Кан, скрипачкой, которую вы поддержали на XV конкурсе имени Чайковского.

В. Репин: Да, я считал, что она была лучшей исполнительницей на этом конкурсе. И, мне кажется, на сегодняшний день она одна из ярчайших солисток.

А. Барабанов: Чем она вас убеждает?

В. Репин: Во-первых, она тоже некоторое время занималась у Брона, что нас коллегиально сближает. Во-вторых, безупречное владение инструментом, вкус к правильным пропорциям, музыкальная логика. Недаром эта исполнительница практически каждые два месяца играет в России, и все наши знаменитые, именитые коллективы и дирижёры наперебой пытаются пригласить её.

А. Барабанов: Клару-Джуми Кан уже в полной мере можно назвать взрослым исполнителем. Но в программе «Vive la France» есть совершенно юное очаровательное создание, девочка, которую вы поддержали на конкурсе «Щелкунчик» – Лея Чжу.

В. Репин: Она настолько талантлива, настолько дерзка, настолько артистична – просто готовый артист. И поэтому мы считали своим долгом дать ей большую сцену, чтобы она была звездой вечера.

А. Барабанов: Давайте перейдём к звёздным премьерам. Они распределены по всему времени фестиваля. Что самое первое? Что ждёт публику?

В. Репин: Без сомнений, осуществилась моя многолетняя мечта. Так сошлись звёзды, что София Губайдулина наконец решила посвятить нам (и мне, и фестивалю) произведения, и это, конечно, событие галактического масштаба, очень ценное для меня. Поэтому я не дождусь, когда наступит концерт-премьера – одна из самых знаковых новостей фестиваля. Уже полмира съезжается на эту премьеру. И я знаю, что очень многие журналисты мечтают побывать именно на ней. Авторитет Софии Губайдулиной, её талант, её гений уже давно признан на всей планете. Поэтому для меня это особая история.

А. Барабанов: Вы уже видели партитуру этого сочинения?

В. Репин: С часу на час или со дня на день жду, жду момента, чтобы впервые взглянуть на партитуру. Меня очень часто спрашивают: «А как вы работали вместе?» Но нет, это её выбор, её произведение, её идея. Она фантастически разбирается не только в инструментах, но и в личностях, которые на этих инструментах играют.

А. Барабанов: Интересно название произведения: «Диалог: Я и Ты».

В. Репин: Да, поэтому опять же адреналин кипит, не дождусь.

А. Барабанов: Будет ли Транссибирский арт-фестиваль в Москве?

В. Репин: Да, в этом году в рамках фестиваля запланированы три концерта в Москве: и в Большом зале консерватории, и в Концертном зале имени Чайковского, и в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории. В ЦМШ у нас будет концерт, открывающий проект «Дети – детям», где я буду и репетировать, и выступать на сцене со студентами этой прекрасной школы, у нас запланированы мастер-классы. И я надеюсь, что это приживётся. Более того, посмотрим, как приживётся программа «TONALi», которая нацелена не на музыкальные ВУЗы, а на общеобразовательные школы. В Петербурге и в Москве это действо имеет просто феноменальный успех. Ребята удивляют и восхищают нас, и я надеюсь, что это станет доброй традицией.

А. Барабанов: Всё шире и шире становится информационное пространство. Люди увлекаются классикой. Быть в поле классики – это не просто популярно. Это модно, престижно. В «Инстаграме» масса различных аккаунтов, посвящённых балету, опере, классической музыке как таковой. Задумано ли в рамках фестиваля нечто образовательное для тех, кто хочет попробовать себя в музыкальной, культурной журналистике?

В. Репин: Да, вы как раз разгадали замысел нашего нового проекта, который будет существовать с этого года. Может, Олег скажет пару слов, а то он так может расслабиться.

О. Белый: Ну, расслабляться некогда.

А. Барабанов: Директору фестиваля нельзя расслабляться.

О. Белый: Начало через две с небольшим недели. Проект будет называться «Академия арт-журналистики». Его куратор – Андрей Устинов, главный редактор газеты «Музыкальное обозрение». Мы приглашаем ведущих журналистов как музыкальных, так и общественно-политических изданий, которые пишут о музыке, приглашаем других очень интересных спикеров из Высшей школы экономики, из пресс-службы Большого театра. И, как мы сегодня узнали, у нас есть уже около ста заявок со всей России от желающих получить знания.

А. Барабанов: А чем вызвана сама идея? Может быть, вы как люди искусства чувствуете, что журналисты где-то недотягивают в своих рецензиях и новостях?

В. Репин: Нет-нет, мы никого не хотим принизить, даже мысленно. Дело в том, что фестиваль – это не просто набор концертов и энное количество выступлений. Фестиваль – это атмосфера, которая создаётся в том или ином городе. И достигается она разноплановостью проектов. У нас будет и художественная выставка, и мастер-классы и даже мастер-курсы на протяжении всего фестиваля, и новый проект, связанный с журналистикой. Город должен кипеть, все должны пребывать в праздничном, фестивальном настроении.

Образовательная составляющая вовсе не означает, что кто-то едет чему-то учиться. Мне кажется, новые идеи должны рождаться в общении. Общество сегодня настолько быстро меняется, что можно и не догнать: меняются технологии, меняются средства, меняется отношение, меняется скорость. Если находиться в одной профессии энное количество лет, порой можно просто не успеть, можно остаться на поколения сзади. А в условиях сегодняшней стремительно меняющейся жизни нужно пытаться несколько опережать события. А как это делать? Я думаю, что нет ни одного человека, который бы это знал. Поэтому мы организуем своего рода конгресс, на котором, может быть, родятся новые идеи по маркетингу.

Проект «TONALi» мы делаем со школьниками. Знали бы вы, сколько идей они нам подкинули, когда они работали над программой, которую они для себя выбрали! Победители приготовили даже целый видеоматериал, который привёл нас в невероятный восторг.

А. Барабанов: Здорово, что каждый концерт имеет своё заглавие. Это очень удобно, потому что легко запомнить, и сразу настраивает на определённый лад. Вот «Сделано в Сибири»: это как знак качества, да?

В. Репин: Это проба пера, ещё одна из наших новых инициатив. Она родилась скорее как экспорт, нежели как импорт чего-то сибирского. И мне кажется, что после нескольких таких концертов, где Сибирь окажется в центре внимания, может родиться очень интересная программа, которая будет иметь большой успех и за пределами России.

А. Барабанов: И самое главное, сами сибиряки становятся известными. Например, композитор Молчанов – коренной новосибирец, которому доверено создать скрипичный концерт для фестиваля.

В. Репин: Он выиграл конкурс. Несколько композиторов приготовили произведения, и он стал победителем.

А. Барабанов: Великолепно! Из событий для любителей балета – конечно же, гастроли Большого театра в Новосибирске.

В. Репин: Это особый подарок на пятилетие всем нам и мне в первую очередь (я бы так это расценил). Я ужасно счастлив, что наконец-то стало возможным поднять этот проект. Мы вели длительные переговоры с Владимиром Уриным. Он очень позитивно отнёсся к этой идее, но потребовалось больше двух лет, чтобы уточнить все детали.

А. Барабанов: И чтобы балет «Дама с камелиями» приехал в Новосибирск.

В. Репин: Да. Весь театр будет в гостях в Новосибирске. Это чуть ли не первые гастроли Большого театра по России за последние несколько декад. Он регулярно выезжает и в Лондон, и в Нью-Йорк, и в Токио, а по России никогда не путешествует. Я думаю, в Новосибирск приедет очень много желающих (не только со всего округа, но и с Дальнего Востока), которые уже сейчас дерутся за билеты, чтобы попасть на спектакли Большого театра.

А. Барабанов: Ещё один проект, тоже отчасти балетный, с вашей супругой Светланой Захаровой – «Па-де-де на пальцах и для пальцев». Но, увы, его уже нет в программе. Это просто чтобы не повторяться? Где-нибудь мы ещё увидим этот проект?

В. Репин: Вы знаете, «Дама с камелиями» имела для меня больший вес, чем «Па-де-де» при всей моей любви к нашему проекту. В этом году мы уже показали его в государстве Оман, и буквально через неделю мы представляем этот проект на фестивале в Гонконге. После этого – несколько европейских дат на этот календарный год. Проект имеет большой успех, и мы планируем его на несколько лет вперёд, потому что очень сложно связать всех нас. И Светлана, и её партнёры, танцоры Большого театра – все именитые, все потрясающие и все очень занятые.

А. Барабанов: Но мы очень ждём, очень ждём в Москве.

В. Репин: Я надеюсь, что нам удастся найти даты для Москвы.

А. Барабанов: Вадим, какие ощущения даёт вам фестиваль и то, что он продолжается и развивается?

В. Репин: Вы знаете, временные и душевные затраты очень серьёзные и веские, но и отдача потрясающая. Как я уже сказал, азарт растёт. В течение всего сезона нет ни одного дня, когда бы мы с Олегом не обговаривали детали следующего или «постследующего» фестиваля. Это действительно работа на каждый день. Новосибирск, Красноярск, Токио – это своеобразные хабы, станции, энергетические точки Транссиба, которые можно назвать частью фестиваля, потому что там из года в год представлена очень сильная программа. А есть города-гости – новые точки, которые потенциально могут стать важными для нас станциями. Во всех этих городах атмосфера совершенно фантастическая. Наши гости, приезжая гостями, уезжают друзьями. А ещё – сибирское хлебосольство и «хоспиталитет» (если можно, я придумаю новое слово в русском языке), очень тёплые люди, потрясающий приём. Мы ждём вас с нетерпением!

А. Барабанов: Огромное вам спасибо за приглашение и за то, что пришли к нам сегодня.

В. Репин: Спасибо и вам за приглашение.

А. Барабанов: И конечно, успехов фестивалю. Будем ждать новостей с концертов.

В. Репин: Спасибо большое.

А. Барабанов: У нас в студии были скрипач, художественный руководитель Пятого Транссибирского арт-фестиваля, словотворец Вадим Репин и директор Пятого Транссибирского арт-фестиваля Олег Белый. Успехов, удачи и до новых встреч.

Фото с сайта Транссибирского арт-фестиваля