Интервью

 

Дата выпуска: 18.10.2017

Кастальский и Рахманинов... Два современника, оба москвичи, оба выпускники Московской консерватории. Что еще общего между ними общего? Натали Сергеева разбиралась вместе с профессором Московской консерватории и дирижёром Камерного мужского хора «Кастальский» Алексеем Рудневским.

/автор фото — Владимир Орехов/

Н. Сергеева: Здравствуйте. С вами Натали Сергеева и наш гость, профессор Московской консерватории, декан дирижёрского факультета Алексей Максимович Рудневский. Алексей Максимович, здравствуйте.

А. Рудневский: Добрый день.

Н. Сергеева: Уже завтра в Рахманиновском зале состоится концерт камерного мужского хора «Кастальский», которым вы руководите. Программа называется «Кастальский и Рахманинов». Расскажите, почему вы выбрали сочинения этих двух композиторов и что между ними общего.

А. Рудневский: В 1910 году Сергей Васильевич приступил к написанию чина литургии. Но, конечно же, он не обладал достаточной компетентностью, чтобы обратиться к этому жанру со всей глубиной проникновения в стиль церковных текстов. И Сергей Васильевич прибегнул к совету и консультациям Александра Дмитриевича Кастальского. Сергей Васильевич дважды посылал свои наброски Литургии и получал какие-то рекомендации от Александра Дмитриевича. В их общении как раз и сложилась Литургия. Позднее общение привело к написанию «Всенощного бдения». Можно также отметить очень интересный факт: Александр Дмитриевич подарил Рахманинову одно из его любимейших сочинений – икос и кондак «Сам един еси Бессмертный» с дарственной надписью. Поэтому общение А. Д. Кастальского и С. В. Рахманинова было чрезвычайно плодотворным. И если Кастальского можно считать родоначальником нового направления в русской церковной музыке, то «Всенощное бдение» Рахманинова можно считать вершиной не только этого направления, но и всей русской церковной музыки.

Н. Сергеева: Алексей Максимович, как вы считаете, почему сегодня духовную музыку Рахманинова знают больше, чем сочинения Кастальского?

А. Рудневский: На этот вопрос ответить непросто. Могу лишь сказать, что современники, авторитетнейшие специалисты и певчие Синодального хора были абсолютно единодушны в том, что они ставили духовную музыку Кастальского выше духовной музыки Рахманинова. Рахманинов, конечно, гениальный автор, и его творчество нельзя воспринимать отдельно. Некоторые его сочинения, как мне кажется, совершенно естественно воспринимаются целостно. В частности, обработки романсов, которые мы поём во втором отделении, на мой взгляд, являются естественным продолжением первого, духовного отделения. Это, если можно так выразиться, исповедальня через светский текст русских поэтов. Рахманинов духовен во всём своём творчестве.

Я хотел бы вернуться к Кастальскому. Когда Синодальный хор выезжал на свои знаменитые гастроли в Германию, Австрию, Италию и Польшу, зарубежные слушатели с невероятным восторгом приняли сочинения Кастальского. Но когда эта же публика слышит те же сочинения сто лет спустя, она совершенно невероятным образом открывает для себя нечто новое, ранее не слышанное. Человеческая природа такова, что она что-то забывает, а что-то помнит.

Н. Сергеева: Репертуар хора «Кастальский» весьма обширен: от произведений Бортнянского до опусов современных авторов. Но всё же главное место здесь занимают произведения композиторов московской синодальной школы. Почему такая музыка сегодня актуальна?

А. Рудневский: На мой взгляд, то дело, которое было сделано выпускниками Синодального училища после реформы Смоленского, было сделано на многие-многие годы. Можно даже сказать, навсегда. Это область творчества, где проявились те глубинные, исконные основы, которые Русь в своё время получила от Византии. Конечно, после революции судьба церковной музыки сложилась печально. В дальнейшем, когда после периода гонений композиторская рука прикоснулась к церковному творчеству, не все пробы были удачны. Пожалуй, это как любое проявление высокого искусства.

Н. Сергеева: Мужской хор «Кастальский» существует уже 13 лет. Алексей Максимович, как за это время изменился коллектив?

А. Рудневский: За это время мы побывали на гастролях, дали несколько очень интересных программ в Москве. Конечно же, основное наше направление – это московская синодальная школа. Собственно, как это видно из названия коллектива, мы здесь считаем своим апологетом Александра Дмитриевича Кастальского. Его по праву считают родоначальником нового направления в русской церковной музыке. Но невозможно обойтись и без современной музыки. Поэтому мы стараемся быть в русле новых веяний, мы стараемся петь только очень хорошую музыку, которая основана на традициях.

Н. Сергеева: Спасибо, Алексей Максимович. У нас в гостях был художественный руководитель и дирижёр камерного мужского хора «Кастальский», профессор Московской консерватории и декан дирижёрского факультета Алексей Максимович Рудневский. Я напоминаю, что уже завтра, 20 октября, в Рахманиновском зале Московской консерватории коллектив выступит с программой «Кастальский и Рахманинов».