Экспомузыка

По будням в 13:00

Короткие истории от Михаила Брызгалова

Дата выпуска: 10.07.2018

О, ландыш, отчего ты радуешь так взоры?
Другие есть цветы роскошней и пышней,
И ярче краски их, и веселей узоры,
Но прелести в них нет таинственной твоей.

Это первые строки стихотворения Петра Ильича Чайковского «Ландыш». В Музее музыки хранится его копия, написанная рукой брата композитора – Модеста.

Три строфы стихотворения стали текстом одноименного романса Антония Степановича Аренского, написанного для голоса, виолончели и фортепиано. Авторская рукопись также хранится в Музее музыки в личном фонде Аренского. Сочинение датировано 22-м ноября 1894 года; позже, при подготовке к изданию, композитор внес многочисленные пометы красными чернилами – штрихи, динамические оттенки, а главное, вверху листа добавил посвящение: «Княгине Марии Клавдиевне Тенишевой».

В 1895 году профессор Московской консерватории Антоний Аренский переезжает в Петербург. В его жизни происходят неожиданные перемены: он получает завидную должность директора Придворной певческой капеллы, которая, впрочем, доставляет ему много хлопот и мешает творчеству. Тем не менее, исполнение его оперы «Рафаэль» в зале Дворянского собрания стало событием в музыкальной жизни Петербурга. Аренский становится частым гостем в салоне княгини Марии Клавдиевны Тенишевой. Эта всесторонне одаренная, талантливая женщина – одна из любопытнейших артистических фигур рубежа веков. На музыкальных вечерах в ее салоне выступали Анатолий Брандуков, Иосиф Гофман, Александр Скрябин, Софья Ментер, Леопольд Ауэр, среди них был и Аренский.

«Я никогда не любила концертов, – писала в своих воспоминаниях Тенишева. – Душная зала, скучные шеренги ненавистных мне венских стульев, где приходилось иногда сидеть в неимоверной тесноте, часто рядом с невеждами и неприятными людьми, мешающими вам слушать – все это действовало на меня раздражающе. Но сидя дома, в любимом кресле, закрыв глаза, слушать квартет Чайковского или трио Аренского с его участием и чудным исполнением – было огромным, незаменимым наслаждением. Мы приглашали только немногих людей, действительно любящих и понимающих музыку, желающих насладиться ею в тиши и уединении».

Сама Мария Клавдиевна, обучавшаяся пению в Париже, пела на своих вечерах, часто в дуэте с мужем, неплохо играющим на виолончели. Можно предположить, что романс «Ландыш», написанный для голоса, виолончели и фортепиано, могли исполнять супруги Тенишевы в ансамбле с Антонием Аренским. Мария Клавдиевна увлекалась не только музыкой, но и живописью и написала портрет Аренского. Не мог ли романс, посвященный ей, быть ответным подарком? Пока это неизвестно, так же, как неизвестна и судьба портрета – сохранился ли он, и где его искать?