Болеслав Яворский на открытии памятника Шопену - Российский государственный музыкальный телерадиоцентр

Экспомузыка

По будням в 13:00

Короткие истории от Михаила Брызгалова

Дата выпуска: 03.07.2018

В 1926 году Болеслав Леопольдович Яворский получил приглашение Министерства культуры Польской республики присутствовать на торжествах по случаю открытия в Варшаве памятника Фредерику Шопену. Он и Николай Яковлевич Мясковский были удостоены такой чести, прежде всего, как уроженцы Польши. Но выбор приглашенных советских музыкантов не определялся только их национальной принадлежностью. Для выдающегося ученого, пианиста, композитора и педагога Яворского музыка Шопена была особенно близкой не только по крови и духу, но стала одним из лейтмотивов его научной деятельности – от первых юношеских работ и на долгие годы. В его личной библиотеке среди множества томов на польском языке имеются книги о Шопене (есть и достаточно ранние издания – 1880 года). Автографы статей Яворского о Шопене находятся в его огромном личном музейном фонде.

Среди материалов фонда сохранилась фотография, запечатлевшая Болеслава Леопольдовича в группе знаменитых музыкантов из разных стран, присутствовавших на торжественной церемонии открытия памятника Шопену в варшавском парке Лазенки. Яворский и Мясковский стоят в правой части группы участников (Мясковского легко узнать по окладистой черной бороде, Яворский – за его спиной).

Спустя год после памятного события именно Яворский выступил инициатором участия молодых советских пианистов в I Международном конкурсе имени Шопена в Варшаве. «Я бы хотел, – писал он Леониду Николаеву, – чтобы среди русских пианистов участвовали Софроницкий и Шостакович. Им нужно показать себя международной критике». Однако решением Наркомпроса на конкурс были отобраны Лев Оборин, Григорий Гинзбург, Юрий Брюшков и Дмитрий Шостакович.

20-летний Шостакович в письмах своему учителю Болеславу Яворскому подробно, ярко и остроумно описывал события конкурса, в котором 1-ю и 4-ю премии завоевали Оборин и Гинзбург. Сам же Шостакович получил лишь почетный диплом, хотя, как он пишет, – «встретили меня бурной овацией, проводили еще бурней. Программу я играл очень удачно и имел большой успех».

История шопеновских конкурсов в Варшаве знает еще один пример блестящей победы нашей «команды», подтвердившей высочайший уровень отечественного пианизма: в 1937 году все советские участники стали лауреатами III Международного конкурса: Яков Зак получил первую премию, Роза Тамаркина – вторую, Татьяна Гольдфарб была удостоена девятой премии, Нина Емельянова награждена почетным дипломом.

Так участие Яворского в церемонии открытия памятника Шопену вылилось, в конечном счете, в открытие на мировом уровне советской фортепианной школы и триумфальное начало пути молодых советских пианистов.