Экспомузыка

По будням в 13:00

Короткие истории от Михаила Брызгалова

Дата выпуска: 27.03.2018

Одна из множества фотографий Фёдора Ивановича Шаляпина в коллекции изобразительных материалов Российского национального музея музыки отсылает нас к событиям 120-летней давности.

В 1899 году и в Москве, и в Петербурге, и в других городах России с огромным размахом отмечалось 100-летие со дня рождения А.С. Пушкина. При Петербургской Академии наук была создана Комиссия по организации праздника, которую возглавил великий князь Константин Константинович, известный как поэт К. Р. В программу торжеств входили выставки, лекции, открытие библиотек и школ, которым давалось имя Пушкина, издание большими тиражами сочинений поэта. А одно из главных событий этого года - приобретение государством Михайловского – родового имения Пушкиных в Псковской губернии.

Легендарной стала постановка оперы С.В. Рахманинова «Алеко» в театральном зале Таврического дворца в Санкт-Петербурге 27 мая 1899 года. В ней принимали участие Фёдор Иванович Шаляпин, Мария Адриановна Дейша-Сионицкая, Иван Васильевич Ершов, а также хор и оркестр Мариинского театра под управлением Гуго Ивановича Варлиха. Критика неоднозначно приняла решение Шаляпина выйти в роли Алеко, загримированным под Пушкина. А сам Рахманинов, присутствовавший на спектакле, остался очень доволен и подробно описал спектакль в письме к своему другу Михаилу Слонову: «Солисты были великолепны, не считая Шаляпина, перед которым они все, как и другие постоянно, бледнели. Этот был на три головы выше их. Между прочим, я до сих пор слышу, как он рыдал в конце оперы».

Спустя много лет, в 1935 году Шаляпин вновь обратился к этой необычной идее создать образ великого поэта на оперной сцене. Из воспоминаний певицы Лидии Нелидовой-Фивейской мы узнаем, что певец задумал отметить столетие со дня смерти А.С. Пушкина и 45-летие собственной творческой деятельности прощальным спектаклем, в котором он появился бы на сцене в образе и гриме Пушкина. Находясь в Нью-Йорке, Шаляпин встречался с поэтессой и балериной Лидией Нелидовой-Фивейской и пытался увлечь её своим замыслом: «Вы, конечно, знаете оперу Рахманинова «Алеко»? – говорил он. – Знаете, что в Алеко Пушкин вывел самого себя? Между тем, из либретто оперы этого не видно. Но если бы к этой опере написать пролог, из которого публика поняла бы, что такое представляет собой Алеко, почему не нашел он себе применения в обществе и что заставило его уйти к простым цыганам, то эта опера сделалась бы такой же любимой, как и все оперы на пушкинские сюжеты!». Исполняя данное Шаляпину обещание, Нелидова-Фивейская написала стихотворный текст пролога под названием «Поэт и цыганка», но взять на себя сочинение музыки не могла. Спустя некоторое время певица в разговоре с Рахманиновым узнала, что Шаляпин обращался к композитору с просьбой написать пролог к его первой опере. «Что же вы ответили ему? – Несвоевременно это… Я связан концертами, у меня контракт на 3 года… Да и Фёдор Иванович теперь вряд ли похож на двадцатилетнего Пушкина…»

Пролог так и не был написан, и в роли Алеко Шаляпину больше выступать не пришлось.

Ещё больше интересной информации вы найдете на сайте Российского национального музея музыки