Радиопрограмма: Бал

Вторник, 18:30;

 

Дата выпуска: 06.12.2016

О больших надеждах советского народа, связанных с великим переселением в “хрущевские” новостройки, рассказывает озорная оперетта Дмитрия Шостаковича – «Москва, Черёмушки»…

Авторы программы «Бал» предлагают поговорить не о музыке, а о времени, когда власть с легкостью принимала недальновидные решения, засеивая все поля кукурузой или затевая массовое строительство на окраинах Москвы.

«Государственный волюнтаризм – был отличительной приметой времени, и Черёмушки здесь – это лакмусовая бумажка», – отмечает Алексей Пензенский.

«В те годы значительный процент городского населения ютился в коммуналках, – продолжает историк. – Тогда Хрущев принял абсолютно волюнтаристское решение – обеспечить всех людей жильем. Как бы это делалось, например, при Сталине? В Госплан было бы пущено предложение вождя или политбюро о намерении расселить людей по квартирам, а также требование рассмотреть, что для этого нужно. Госплан создал бы исследовательскую группу, которая рассчитала бы, сколько для реализации проекта необходимо кирпичей, экскаваторов, грузовиков, рабочей силы и так далее. На основании этого был бы сделан вывод – сколько это будет стоить и в ущерб чему. Хрущев ничего рассчитывать не стал, а одним росчерком пера издал указ.

Впоследствии автор проекта – архитектор Виталий Лагутенко, читая лекции студентам, извинялся и объяснял, что изначально эти дома проектировались совершенно по-другому – в них были заложены иные нормы. Например, панель, от которой Хрущев оставил только две стенки, набитые стекловатой, по авторскому замыслу была тройной – то есть тёплой. Там были предусмотрены лифты, другая толщина стен, высота потолков. Иными словами, была резко сокращена себестоимость. А это и есть в чистом виде волюнтаризм…»

Однако тогда – в далеком 1958 году непрактичные и ущербные с эстетической точки зрения “хрущевки”, превратившиеся для потомков в необъятные тоскливые просторы “спальных” районов Москвы, были предвестниками новой жизни и светлого будущего.

«Люди уезжали в них с песнями и радостью, – поясняет Алексей Пензенский. – Им просто хотелось жить отдельно. Появлялась новая прежде невиданная форма жизни – человек получил возможность жить автономно – вне коллектива. Как это важно, когда на протяжении десятилетий вынужден в отчаянии искать уединения. Коммуналки были огромными – по ним можно было разъезжать на велосипеде. Но при громадной площади там не было уединения. А здесь маленькое – но своё. Ты выходишь на балкон – и этот балкон твой. Ты забился в санкабину – и вдруг нашел уединение. Мы можем до бесконечности выслушивать заключения экономистов, которые рассчитывают, в какие убытки всё это обошлось нашей стране, но факт остается фактом – колоссальное количество стрессов было снято с людей…». 

 

Опрос

Включая радио "Орфей", Вы ожидаете, что...

Завершить Please select minimum {0} answer(s). Please select maximum {0} answer(s).

Рассылка