Радиопрограмма: Бал

Вторник, 18:30;

 

Дата выпуска: 22.11.2016

Опасными тропами любви проложен путь в прекрасные сады Армиды. Последняя опера Жана-Батиста Люлли разрешается весьма нетрадиционным для эпохи трагическим концом, который роковым образом отозвался и на судьбе ее автора: король, прежде не пропускавший ни одного представления своего любимого композитора, премьеру «Армиды» проигнорировал, а вскоре после этого ушел из жизни и сам Люлли.

О муза… знаешь ты, как правда, прикрытая поэзией, способна повелевать мятежными сердцами.

Торквато Тассо. «Освобожденный Иерусалим»

Страстный и сумрачный гений Тассо привлекал Жана-Батиста Люлли. В своих записях композитор объяснял это так: «Очень много мелодий у этого гениального человека Торквато Тассо, и каждая мелодия звучит по-своему».

«Армида» была заказана в мае 1685 года королём Людовиком XIV, который сам выбрал этот сюжет, завершив тем самым «рыцарскую» трилогию Люлли по поэме Тассо, начатую операми «Амадис» (1684) и «Роланд» (1685). Этот выбор отражал размышления короля о религии и морали после смерти королевы в 1683 году и заключённого год спустя тайного брака с мадам де Ментенон.

Впервые «Армида» была представлена в парижском Пале-Рояль, в декорациях Берэна, в присутствии Великого Дофина, однако сам Король, вопреки сложившейся традиции, на премьеру не пришёл. А спустя год навсегда прервалась жизнь основоположника французской национальной оперы Жана-Батиста Люлли.

Алексей Пензенский: «Когда мы говорим об эпохе «короля-солнце» Людовика XIV, то самое верное слово к определению этой эпохи – изощренность. Не изощренных страстей во времена Людовика XIV просто не было. Это же было время абсолютной монархии, и надо сказать, что недавние предки Людовика во главе с Генрихом IV дорого заплатили за свой абсолютизм. Собственно говоря, последние сто лет истории Франции были наполнены борьбой французских кланов, у каждого из которых, как известно, своя фантазия. С этой точки зрения Людовик XIV был, пожалуй, самым ярким представителем французского абсолютизма. Также как он являлся олицетворением государства («L`état c`est moi»[1]), олицетворением его эпохи стали эти яркие – солнечные – страсти. Коротко говоря, это было горение до конца!..»

 

 


[1] «L`état c`est moi» (фр. «Государство, это — я») — фраза, приписываемая Людовику XIV, который, по преданию, 13 апреля 1665 года явился в парламент, где и произнёс эти слова в ответ президенту, выдвигавшему на первый план интересы государства.

Опрос

Включая радио "Орфей", Вы ожидаете, что...

Завершить Please select minimum {0} answer(s). Please select maximum {0} answer(s).

Рассылка