В студии радио "Орфей" побывала одна из самых перспективных артисток на мировой оперной сцене, певица Юлия Лежнева. В этом году её сольный альбом «Alleluia» попал в список номинантов престижной премии в области звуко- и видеозаписи классической музыки и событий академического искусства ICMA. Совсем скоро, 20 января, уже будут объявлены имена победителей. А пока мы предлагаем вам познакомиться с некоторыми из номинантов. С Юлией в прямом эфире беседовала ведущая радио "Орфей" Фаина Коган.

Юлия Лежнева

Юлия Лежнева. Источник фото: modern-opera.com

Фаина Коган: Сегодня у нас в гостях замечательная певица Юлия Лежнева. Записанные ею в 2013 году альбомы были предложены радиостанцией "Орфей" на рассмотрение жюри премии ICMA, и теперь Юлия проходит сразу по двум номинациям: "Барочный вокал" и "Вокальное искусство". Итак, давайте же поговорим об этих дисках. Первый из них - Юлия Лежнева и Филипп Жаруски: «Stabat Mater» Перголези. В одном из источников я прочитала, что Вы больше всего любите музыку барокко и эпохи классицизма, что именно она вызывает у вас сильнейшие эмоции. Почему так?

Юлия Лежнева: Трудно сказать, почему...В раннем детстве меня окружали записи музыки этой поры, что и дало начало формированию меня как личности. Впоследствии я уже не могла, да и не хотела избавляться от своих пристрастий. Вообще я люблю всю музыку. Меня многое восхищает. Но именно музыка Баха, Перголези...

Вивальди, Генделя...

Да, и их тоже, - оставляет сильнейшие впечатления у меня.

Юлия, вам всего двадцать четыре года, а у вас уже настолько обширная биография, будто вы на сцене выступаете, скажем, тридцать лет. Как вы объясняете такое раннее созревание голоса? Я вспоминаю Ирину Константиновну Архипову, у которой сначала была карьера архитектора, а уже потом проявился голос. Вы же в шестнадцать лет дебютировали на сцене Большого зала Московской консерватории.

Природа загадочна и необъяснима. я сама не понимаю, как это произошло. Меня в пять лет отдали в музыкальную школу. Моя мама мечтала, чтобы я обязательно занималась искусством. Естественно, что у меня были хоровые занятия, и уже тогда пение для меня было чем-то настолько естественным, как дыхание. Педагоги меня всегда хвалили. Потом мы переехали в Москву, где я стала серьёзно заниматься игрой на фортепиано. В одиннадцать лет у меня вдруг изменился голос. Я очень благодарна судьбе, что вокруг меня были люди, которые положительно восприняли эти перемены.

Подробнее интервью с певицей Юлией Лежневой слушайте в прикрепленном аудиофайле:



 

 

 

 

Вернуться к списку новостей