В конце мая прошли два традиционных гала-концерта международного фестиваля «Бенуа де ла Данс». Они завершали программу юбилейных мероприятий (25 лет) этой известнейшей балетной премии. К юбилею были также приурочены выставка в театральном музее имени Бахрушина и круглый стол «Балет и высокие технологии».

Четверть века – это уже сложившаяся традиция и возраст, сравнимый с жизнью целого балетного поколения.  У премии высокий статус - призу покровительствует ЮНЕСКО и Правительство России, а в организации ежегодного фестиваля помогает Большой театр, предоставляя «Бенуа» свою легендарную сцену и опытную постановочную бригаду. Патрону премии и неизменному председателю жюри  - Юрию Григоровичу - уже 90!

Неизменным в течение всей истории существования премии остается и формат выбора лауреатов: Григорович и оргкомитет премии ежегодно приглашает в жюри авторитетных профессионалов из разных регионов мира, не забывая Азию и Латинскую Америку. Именно члены жюри выдвигают номинантов. Вроде бы узко и субъективно, потому что члены жюри большей частью выдвигают в номинанты артистов своих трупп, гораздо реже номинируют еще кого-то. С другой стороны, у приза солидный и честный бэкграунд: за эти четверть века от награждения призом не ускользнул ни один выдающийся артистический талант  и ни один из заметных хореографов. Итоговый результат деятельности "Бенуа де ла Данс" - перечень лауреатов премии, который представляет своеобразный пантеон артистической и балетмейстерской элиты мира конца ХХ  - начала ХХI века.

В юбилейном году  церемонию награждения сделали более торжественной  – на сцену были приглашены не только члены жюри и номинанты, что стало уже привычным, но и лауреаты прошлых лет  из тех, кого пригласил фестиваль для участия в гала-концертах из постоянно работающих или оказавшихся (как, например, на постановке «Нуреева» Юрий Посохов) в Москве. Выход на сцену такого количества лауреатов – известнейших в балетном мире персон -  придало церемонии не только более торжественную, но и несколько ностальгическую нотку: зритель так давно не видел своих любимцев на сцене, например, Галину Степаненко (сейчас заведующую балетной труппой Большого театра) или Надежду Грачеву (сейчас педагога Большого), Андрея Уварова (директора балетной труппы театра Станиславского и Немировича-Данченко) или Лорана Илера (ныне художественного руководителя балета этого же театра) и многих других. Все участники дефиле (как назвали эту часть церемонии организаторы) вышли на сцену в нарядной одежде, показали воспитанную с младых ногтей и никуда не девшуюся балетную стать, получили цветы и свою долю зрительских аплодисментов.

Заранее был известен один лауреат – им стала легендарная балерина прошлого Марсия Хайде, муза великих хореографов-неоклассиков середины и конца ХХ века, специальный приз "За жизнь в искусстве".  Две балерины из списка номинантов были выдвинуты за роль Татьяны в "Онегине" Кранко, который поставил ее на Хайде, на фестивале был исполнен дуэт из "Дамы с камелиями" Ноймайера,  где главная роль поставлена на ту же Марсию Хайде.  Лауреатская речь Хайде была самой трогательной - она сказала, что для нее честь стоять на сцене великого Большого, возможно, совсем не догадываясь,  что ее появление на сцене Большого - это честь для сцены и зрителя Большого.

Лауреатом этого года у хореографов стала Кристалл Пайт за спектакль для Парижской национальной оперы «Канон сезонов», но ни хореографа, ни балета, ни отрывка из балета Пайт зрители не увидели, зато свой прошлогодний приз получил Юрий Посохов. Он же для открытия юбилейного «Бенуа» сочинил специальный номер, в которой оживает пара, отлитая Игорем Устиновым в приз «Бенуа». Номер был написан (композитор - И. Демуцкий, автор музыки посоховских "Героя" и "Нуреева»), поставлен и оформлен в дар «Бенуа».

У балерин приз «Бенуа» 2017 г. получили: Людмила Пальеро - известная прима одного из самых известных театров - Парижской оперы и  Мария Риччетто - неизвестная в нашей стране балерина малоизвестной труппы - Национального балета Уругвая. Пальеро не приехала,  а Риччетто на концерте выступила не в той роли, за которую ее номинировали (номинировали за Татьяну от Кранко, а танцевала она Джульетту от Макмиллана), поэтому оценить объективность жюри возможности не представилось, а Джульетта у нее вышла не очень заметная. Зато можно было оценить политкорректность жюри: Уругвайский балет возглавляет сейчас один из легендарных артистов прошлого – Хулио Бокка, он же член жюри этого года.

У мужчин также два лауреата, два танцовщика новой генерации - высокие статные красавцы, с хорошим прыжком, оба - премьеры великих балетных театров - Большого - Денис Родькин и  Парижской оперы - Юго Маршан. Родькин был выдвинут за Солора, но в гала номинантов представил своего Армана в паре с другой номинанткой из Большого  (приза не получившей) Ниной Капцовой, которая в свое время вводила Родькина  в этот спектакль. Дениса московская публика знает хорошо, поэтому "черный" дуэт из "Дамы с камелиями" сюрпризом не стал, а вот другой свежий лауреат  был представлен в разных жанрах - в неоклассике и  контемпорари. В первый день фестиваля Юго Маршан станцевал Ромео из нуреевской версии "Ромео и Джульетты", было любопытно смотреть, как хореография, рассчитанная на физику невысокого Нуреева, села на гиганта Маршана (за Ромео он и был номинирован). Нуреевская хореография -  навороченная, для шустрых ног, но этот сложнейший экзамен  на профессионализм и выдержку артисты Опера сдают каждый день, а для танцовщика с высоким ростом и длинными ногами – это  подвиг, и маленький подвиг Маршан (в паре с Леонор Боляк) совершил на гала номинантов.  Но более интересным Маршан оказался в современном репертуаре - в отрывке из знаменитых "Знаков" Каролин Карлсон, с партнершей Мари-Аньес Жилло,  передав гипнотизирующий стиль известнейшего балета, за которого Карлсон в свое время получила приз «Бенуа».

От первого концерта «Бенуа» (номинантского) ждут знакомства балетной Москвы с  новыми артистическими именами и свежей хореографией, от второго (лауреатского) – встречи с любимыми зарубежными артистами.

В этот раз и с тем, и с другим было негусто. Плотность балетных событий в Москве, да и других городах России, куда теперь ездят и москвичи (Петербург, Пермь, Екатеринбург),  за 25 лет, прошедших со дня учреждения приза, значительно повысилась, в Москве появились международные фестивали, которые проводятся в более полноценном формате, чем гала-концерты – с приглашение зарубежных балетных трупп, с показом новых спектаклей, демонстрацией разнообразных трендов в мире балета. «Бенуа» в этой плотной фестивальной реальности утратила свою эксклюзивность, но все-таки благодаря именитым гостям, которые и в этот раз оказались участниками гала, поддерживает свою марку.

Из новых имен, представленным на фестивале, запомнились немногие - упомянутый выше парижский премьер Маршан и номинантка из Кореи Сьюл Ки Пак в адажио из родного для сцены Большого «Спартака», номинированная за Эгину, в концерте она станцевала Фригию, станцевала с большой самооотдачей, а из новой хореографии, представленной на первом гала  - тягучий и завораживающий дуэт из номинированного на приз «Бенуа» балета «Дидона и Эней» Пёрселла в постановке известного балетмейстера Сиди Ларби Шеркауи и в исполнении  солистов Королевского балета Фландрии Дрю Джакоби и Матта Фоли. Вторым номером класса «А» в первом гала была часть из "Семи сонат" Скарлатти в постановке номинированного на премию этого года Алексея Ратманского. Ратманского станцевали музыкально и стильно Джозеф Уолш и Лорен Стронджин из балета Сан-Франциско. Номинирован Ратманский, правда, за другой балет, на музыку Бернстайна, со сложным названием «Серенада по мотивам «Пира» Платона» в ABT, а "Семь сонат" несколько лет назад полностью показывала на гастролях в Москве его родная на сегодня труппа - Американский театр балета, но исполнение артистов из Сан-Франциско ничуть не уменьшило обаяние этого вполне самодостаточного фрагмента из балета. Впрочем, самые большие аплодисменты в первом концерте сорвал американский номинант из США Бруклин Мак, которого нельзя было упрекнуть в элегантности, зато он свободно и легко трюкачил в дуэте "Диана и Актеон".

Завершился первый концерт ударным (в полном смысле этого слова) номером – из номинированного спектакля корейского хореографа Хью Хьюн Кана «В ритме пульса». Под четкий ритм ударных инструментов и броский свет ансамбль солисток выстраивал графичные и экспрессивные танцевальные композиции. Попсово? Отчасти. Зато зажигательно, контрастно и бодро на фоне академичного концерта.

Второй  концерт фестиваля, который обычно собирает звезд - лауреатов прошлых лет «Бенуа», пользуется большей популярностью, чем первый, конкурсный. В прошлом году вторым был незабываемый вечер, собранный из балетных произведений по шекспировским пьесам, а в этом году второй концерт был задуман как панорама произведений балетмейстеров-лауреатов Бенуа прошлых лет, т.е.  был изменен привычный принцип чередования классики и современной хореографии. Единственным исключением среди современных номеров  стал исполненный в финале один из самых эффектных хитов классической хореографии  - "Классическое па-де-де" Обера в хореографии Гзовского - праздник и должен завершаться празднично: в этом преуспели артисты Большого, они же обладатели «Бенуа», О. Смирнова и С. Чудин.

Открывался гала лауреатов дуэтом Бьянки и Люченцио из «Укрощения строптивой» Майо  - эксклюзива Большого, а продолжился Макгрегором, Пети, Ван Маненом, Дуато, Карлсон, Маллифантом, Бежаром, Эком... и, что довольно странно, премьерой нового номера пробующего себя в качестве хореографа Ивана Васильева. Иван Васильев – конечно же, звезда и лауреат премии, но награжден он вовсе не как хореограф, а как артист. Творение Васильева не вписалось ни в формат "современный", ни в уровень даже не самых хитовых  номеров от известных балетмейстеров.

Концерт собрал номера звездных хореографов (и одного новичка), но звездных исполнителей было немного: почти обязательные Лаккара и Дино (часто бывают в Москве) в этот раз выступили в усыпительной хореографии Маллифанта с знаковым названием «Закрученная спираль», где изящнейшая Лусия действительно закручивалась и перекручивалась  в надежных руках своего  мужа и постоянного партнера, в обоих концертах блистала складной фигуркой Яна Саленко, составившая пару номинанту Бенуа этого года Мариану Вальтеру (они представляли Берлинский государственный балет), а харизматичная Мари-Аньес Жилло, бывшая прима Парижской оперы зримо напоминала о величии «Знаков» Карлсон.

Но на гала случилось и большое событие, которое можно было бы назвать и чудом. Спасибо за организаторам «Бенуа де ла Данс», что второй раз (первый тоже был в России, на осеннем фестивале "Контекст" у Вишневой) нарушили свое слово завершить карьеру великие Матс Эк и Ана Лагуна. Эта пожилая, седая пара, Лагуна еще и с антибалетной фигурой, с характерными для хореографии Эка грубоватыми движениями, которые не назовешь танцевальными и даже эстетичными, а скорей нелепыми, на грани быта и эксцентрики, в мини-спектакле  "Память" "пробила" зал. Обычная жизненная ситуация: пара прожила всю жизнь вместе,  Он еще жив, а Она уже нет, Он тоскует  по Ней так, что Она "появляется". Какой балетный формат - видение! Какая антибалетная интимность: они ведут себя как влюбленные дети, и детское поведение стариков смотрится смешно и трогательно. Но когда видение исчезает, Он скатывается  с дивана, будто вываливается из жизни, точней из того, что осталось от жизни, в которой нет Ее, нет радости, жизнь уже утекла вместе с Ней. Один номер такой силы стоит целого фестиваля.

Профессиональная премия с неидеальной системой отбора и гала-концерты - не идеальный формат. Фестиваль «Бенуа» нацелен на многожанровую полифонию, поиск новых имен и представление новых граней имен уже известных. Не всегда это выходит, но когда выходит, это становится событием. Несколько событий в балетную жизнь Москвы принес и  «Бенуа-25».  Будем ждать двадцать шестого «Бенуа».

Людмила Гусева

Источник фото: art-model.moda.ru

Вернуться к списку новостей

Опрос

Включая радио "Орфей", Вы ожидаете, что...

Завершить Please select minimum {0} answer(s). Please select maximum {0} answer(s).

Рассылка